В чем состоит художественная ценность картины Марка Ротко «Orange, Red, Yellow» (1961)?

Искусство и культураЖивопись
Александр Лобов
  · 15,2 K
Глеб Симонов
Искусство
17,0K
Поэт, фотограф, создатель архива "Книжница". Работаю арт-директором в Нью-Йорке.  · n-e-v-e-r-t-h-e-l-e-s-s.com

Об этой картине говорить трудно, поскольку выставлялась она достаточно мало, а Ротко, больше чем кого бы то ни было, надо смотреть живьем.

Картина была написана за 10 лет до смерти Ротко, в период его жизни, когда работы уже начали четко разделяться на теплые, холодные и – позже – черные, а техника (во многом вдохновленная техникой Рембрандта и Тициана) уже потеряла для самого Ротко какую-либо самозначимость, уступив место идее живописи как попытке что-то сказать об окружающем мире. Приблизительно к этому времени относится знаменитая лекция Ротко в Пратте, где главными "ингредиентами" живописи он называет сосредоточенность на смерти, невоплотимое устремление и надежду ("to make the tragic concept more endurable"). Кажется, тяжелых проблем со здоровьем, сильно препятствовавших его работе позже, тогда еще не было.

То есть, она написана в нечто вроде расцвета – в поздний период жизни художника, когда метод уже обнаружен, мировидение проработано, и есть силы для полного воплощения. С одной стороны. С другой – и человеческие сомнения в себе, своем методе и своем мировидении в этот момент проявляют себя острее всего. И конечно, оба этих фактора прослеживаются в самой картине.

У Ротко есть очень яркие вещи – теплые, контрастные, играющие на сталкивании насыщенных, не укладывающихся в гармонические схемы цветов. Эта – гораздо более конфликтная.

(Изображение тут конечно дано только как схема – ни одной нормальной оцифровки с правильной цветопередачей я пока что не обнаружил)

В двух нижних полях Ротко добивается того, что в живописи иногда называется "внутренним светом" – ощущения объемности плоской двухмерной формы, без попытки обмануть глаз, но напротив подчеркивая ее плоскость. Как абсолютно однородное пространство, лишенное препятствий и ориентиров.

Но эти поля сильно контрастируются верхним – не очень характерным для Ротко оттененным желтым, тонким и с черноватой примесью. Ротко сказал бы, что именно это поле вносит в картину Дионисийский элемент, трагический. Оно оттеняет два других, ставит их под сомнение, напирает на композицию сверху и удивительным образом притягивает к себе внимание больше, чем открытые нижние. Оно почти переворачивет картину, создает в ней постоянное неразрешимое противоречие. Иными словами, пока что равновесие сохраняется, вопрос в том – надолго ли.

Встречается мнение, что это одна из лучших картин Ротко. Оно не ошибочно, но неизбежно преувеличенно. Это действительно превосходный образец своего периода. Содержащийся в ней конфликт действительно передан крайне тонкими и неочевидными средствами. Но в целом, если выбирать из теплых картин Ротко зрелого периода, работы конца 60-х годов кажутся не только более сложными и пронзительными, но и более хрупкими, редкими в окружении уже постепенно доминирующих черных.

Тексты, фото, выставочные отчеты и прочееПерейти на facebook.com/gleb.simonov

Слушай, а ты, наверное, попал на спектакль Red о нем в свое время?

Комментировать ответ…
Вы знаете ответ на этот вопрос?
Поделитесь своим опытом и знаниями
Войти и ответить на вопрос