В чем разница между психоанализом и психологией?

Анонимный вопрос
  · 2,9 K
Студенческое психологическое сообщество  · vk.com/stolp_psy

Здесь все очень просто. Психология - это наука о психике, а психоанализ - это одна из психологических школ. Психоаналитический подход был разработан З. Фрейдом в начале 20 века и оказал сильное влияние как на практику, так и на науку. Благодаря психоанализу в психологии появились понятия «бессознательное», «защитные механизмы», «перенос», «Эдипов комплекс» и другие. Таким образом, психология - это общее целое, а психоанализ - часть этого целого.

13 мая 2019  · 672
Комментировать ответ…
Вы знаете ответ на этот вопрос?
Поделитесь своим опытом и знаниями
Войти и ответить на вопрос
Читайте также

Как появился психоанализ

Психолог. Психоаналитик. Психотерапевт.   · zen.yandex.ru/baranovegor

Психоанализ сегодня стал обычным инструментом для работы над собой. Хотя прокапывание своих бессознательных установок - та ещё боль, многие воспринимают эту практику как "фитнес для души". Видимо, следствие привыкания.

Но в любом случае, ещё 100 лет назад психоанализа и психотерапии во всех разнообразных вариантах не существовало. Не было кабинетов с кушетками, групповых встреч и популярной психологии в книгах и тренингах. А что было? Давайте проанализируем как зарождался психоанализ, чтобы понять что это такое.

Это будет история Зигмунда Фрейда, как ни странно. Возможно, вы не считаете его вклад чем-то особенным, но поверьте - этот австриец действительно совершил революцию в лечении людей. Но сначала, как это часто бывает, он перепробовал все существующие на тот момент способы. Вот как это происходило.

Фрейд долгое время работал как учёный-врач: сначала зоолог, затем физиолог и невролог. Кстати, ему принадлежит термин ДЦП (детский церебральный паралич): во время работы в Венской городской больнице Фрейд изучал методы лечения детского паралича. Но в целом медицина никогда не была для него "своей тарелкой", так что Фрейд всегда тяготел к вырваться за её пределы.

Поэтому его путь похож на перебор вариантов: физиология, неврология, затем психиатрия. Но всё это ещё внутри медицины и биологического подхода, в рамках которого работа с психикой - это наблюдение за перетеканием импульсов по нервной системе и фиксации их влияния. Это всё ещё наука.

Затем была история с кокаином, которая стала "визитной карточкой" Фрейда: каждый, кто не хочет ничего знать, считает "шо Фрейд на коксе придумывал свои идеи". Кокаин на тот момент был веществом, которое боготворило большинство учёных, так что странно приписывать Фрейду какую-то особую симпатию к нему. Возможно, в силу личных качеств и харизмы его голос звучал громче и убедительнее остальных, но в целом-то научное сообщество конца XIX века с пеной у рта наперегонки сообщало о пользе кокаина. В этом смысле Фрейд ничем не отличался от своих коллег.

После разочарования в эффектах кокаина Фрейд попал на стажировку к знаменитому тогда психиатру Жану Шарко, который использовал гипноз при лечении истеричек.

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/1661927/pub_5f9fd8acb09e797ceb19591c_5fbe00960b4af80149e98196/scale_600

Клинический урок в Сальпетриер, Андре Бруйе, 1887. Шарко демонстрирует ученикам эффективность гипноза

Успехи от применения гипноза поражали, так что Фрейд быстро увлёкся новой экспериментальной методикой Шарко. На этом моменте стоит остановиться.

Что такое гипноз? Это воздействие на человека через внушение (суггестию). Шарко с разрешения больных вводил их в гипноз, затем предлагал им вернуться в момент возникновения травмы, которая привела к истерии, проговорить его, и - чудо! Паралич конечностей, слепота и глухота на некоторое время пропадали и истеричка становилась совершенно обычной здоровой женщиной. Это действительно "вау" по сравнению со всем, что могла предложить медицина того времени.

Никакой фармакологии. Никакого хирургического вмешательства.

Проговаривание проблемы избавляло от симптомов проблемы.

И результат гораздо лучше, чем от всех строго научных методов вместе взятых - женщин "отпускало" (иногда ненадолго, реже - насовсем), а это самое главное. Гипноз давал реальный результат, а не теоретическое описание проблемы с прогнозированием вероятных методов лечения и неизвестным исходом на практике.

Для внушения при гипнозе гораздо большую роль играет талант и личная сила гипнотизёра в моменте "здесь и сейчас". При всей своей плодовитости на гипотезы и теории, ученый-врач не может похвастаться таким уровнем влияния на ситуацию. Здесь что-то другое и это "что-то" завораживает.

Разумеется, симпатии Фрейда оказались на стороне нового метода. Идея о том, что терапевтическое внушение имеет больший эффект при лечении как в моменте, так и в долгосрочной перспективе, чем медикаментозное и хирургическое воздействие, стала отправной точкой для реализации амбиций будущего отца психоанализа. С этого момента началась трансформация Фрейда-невролога во Фрейда-психоаналитика.

Следующим идейным вдохновителем для Фрейда стал Ипполит Бернхейм, оппонент Шарко в области гипноза. Шарко при всём своём профессиональном обаянии относился к гипнозу как к экспериментальному методу, который по природе не может быть реальной альтернативой медицинскому воздействию. Похоже, на него гипноз не произвёл такого сильного впечатления, как на Фрейда, либо отталкивала неизученность и субъективность техники. В науке вообще плохо с субъективностью, так что Шарко, который больше стоял на позициях консервативно-медицинских, не стал развивать этот метод для психотерапии.

Бернхейм с большим энтузиазмом практиковал гипнотическую суггестию в психотерапии и относился к гипнотическому воздействию более чем серьезно. "Уберите воображение пациента и авторитет гипнотизёра, и у вас ничего не получится" - так говорили в Нанси, где Бернхейм был главой института гипноза. Нансийцы делали больший акцент на личностной силе гипнотизёра и правильной настройке гипнотизируемого, утверждая, что именно в этих нюансах кроется секрет эффективного лечения.

В 1889 году школа гипноза Нанси одержала концептуальную победу над парижской школой Шарко, так что врачам-неврологам пришлось признать, что гипноз можно использовать в лечебных целях.

Фрейд проникся эффективностью метода Бернхейма и стал развиваться в этом направлении. После женитьбы он вернулся в Австрию и начал вести частную психотерапевтическую практику, в основном работая с невротиками. После стажировки во Франции Фрейд уже не сомневался, что его коллег-врачей больше интересует научно-исследовательская деятельность, чем "работа в полях". Поэтому в поисках эффективного метода воздействия на пациентов он отдалялся всё дальше от медицинской науки своего времени - и это давало результат.

В Австрии Фрейд стал практиковать вместе со своим университетским другом Йозефом Брейером. Брейер к этому моменту разработал катартический метод терапии для лечения истеричек. Он вводил пациентку в лёгкий гипноз, затем вопросами наводил на воспоминание о травмирующем событии, которое, по предположению, вызвало истерию. Если удавалось добиться осознания этих переживаний, то симптомы болезни ослабевали или исчезали.

По сути катарсис - это перепроживание травмы. Под гипнозом пациентка могла вспомнить то, чего не осознавала в состоянии активного сознания. Брейер и Фрейд "разматывали нить в обратном направлении", чтобы пациентка вспомнила момент травмы и в новых контролируемых условиях могла прожить его иначе. Эффект зависит от того, насколько "отреагированным" будет истерический симптом в результате воздействия гипнозом.

В такой манере до сих пор работают многие направления в психотерапии. Гештальт-терапевты очень любят катарсис.

Катарсис был более эффективен, чем методы Шарко и Бернхейма, но при его практике появилась новая проблема. Дело в том, что гипноз, который использовался для "отматывания нити" воспоминаний, не действовал на всех одинаково и не давал стабильного результата. Некоторые пациенты могли вообще не реагировать на попытки ввести их в гипнотический транс. Другие сопротивлялись влиянию настолько сильно, что Фрейд с Брейером не могли преодолеть сопротивления.

Это логично. Если некто посадит вас в кресло и станет принуждать вспомнить эпизоды своего прошлого - особенно если это неприятные и травмирующие эпизоды, - то естественной реакцией на требование будет сопротивление.

"С какой стати я должен...?" - примерно такой была бессознательная реакция большинства пациентов на попытки их загипнотизировать.

Гипноз производится с полного согласия пациента "открыть своё сознание", поэтому пробиться к бессознательному против его воли невозможно. Он должен согласиться на гипноз, иначе эффекта не будет.

Так Фрейд снова оказался в ситуации, когда то, что есть не работает. Нужно было искать дальше.

Сначала он пытался хитрить и придумал свой ритуальный "танец с бубном": надавливал пациенту на лоб, убеждая его вспомнить то самое травмирующее событие. Это уже не гипноз, но и не вразумительный метод работы. Фрейд поиграл в шамана, но быстро понял, что далеко так не уедешь.

Следующий эксперимент был вдохновлен советом писателя Людвига Бёрне. Бёрне рекомендовал для тренировки писательских навыков выписывать на бумагу всё, что приходит в голову. Эта идея подтолкнула Фрейда к использованию всей речи своих пациентов как ключа к пониманию их расстройства. Так родился метод свободных ассоциаций.

Это была ситуация win-win, выражаясь современным языком. Пациенты могли болтать что угодно и не чувствовали настойчивого требования со стороны терапевта говорить непременно о своей травме, а Фрейд анализировал всю речь целиком, чтобы подобрать правильную интерпретацию.

Здесь подспудно имеется в виду, что в нашей речи мысль будет двигаться в сторону того, что для неё значимо (в случае пациента - в сторону того, что беспокоит). Метод свободных ассоциаций эффективнее преодолевает сопротивление: пациенту не нужно ни на чем сосредотачиваться, потому что к нему не обращено требование "вспомни". Он просто болтает о том, о сём. И рано или поздно проговаривает что-то такое, что укажет на симптом, но при этом сам не знает, что проговорился.

Использование свободных ассоциаций позволило отказаться от гипноза совсем. Теперь у Фрейда был достаточно эффективный метод воздействия на психику, не имеющий аналогов. Всё это послужило толчком к созданию психоанализа.

Но одного метода для появления психоанализа недостаточно. Дальше нужно было выяснить как интерпретировать то, что Фрейд слышал от своих пациентов.

По каким правилам работать с этой речью?

На что ориентироваться?

Как расставлять акценты?

Эти вопросы были совсем новыми и требовали своего исследования. Об этом поговорим в другой раз. А пока - к выводам.

Первое: психоанализ - наиболее эффективная практика работы с психикой на момент своего зарождения. Фрейд не соглашался работать методами, которые не имели ощутимого эффекта, и страстно желал найти такой способ воздействовать, который даст наилучшие результаты. И нашёл - в том виде, в котором это было возможно в его эпоху.

Второе: психоанализ - не медицинская и не научная практика. Хотя её основал австрийский врач с хорошим медицинским образованием и успешным опытом лечения, психоаналитические методы воздействия не имеют практически ничего общего с медициной и наукой.

Медицина того времени была слишком биологична и физиологична, чтобы оценить другие методы работы с телом. Врачей больше беспокоили вопросы имиджа, чем способность эффективно лечить. Наука - слишком абстрактна и не заинтересована в "работе в полях". Ученых больше беспокоила объективность и "научная доброкачественность", чем эффективность воздействия. Поэтому чем дальше в своих поисках чего-то настоящего Фрейд уходил от науки с одной стороны и медицины с другой, тем ближе он продвигался к открытию наилучшего метода воздействия в терапии.

Третье: Фрейд никогда не руководствовался желанием исцелять.

Вы могли заметить, что в своих поисках и в работе Фрейд не руководствовался желанием угодить своим клиентам и сделать их лучше, добрее или здоровее. Он искал рабочий метод воздействия - самый эффективный и с лучшими результатами. И как следствие применения этого метода наступало исцеление, но никогда желание исцелять не двигало Фрейдом в его работе.

В этом смысле психоанализ гораздо ближе к работе детектива или переводчика (толкователя), чем к работе врача. Важно уметь работать с речью и правильно интерпретировать сказанное, чтобы добраться до того, что беспокоит, и не спровоцировать сопротивление лечению. Это не медицина в привычном смысле слова, но в результате воздействия происходят изменения в психике и освобождение от симптомов - исцеление.

Психотерапия, которая считается дочкой психоанализа, сегодня имеет множество направлений и методик воздействия. Все они сформировались как смеси из принятия глубоких открытий психоанализа и сопротивления тем или иным его положениям. Исторически это сложится так: сначала психоанализ с его методикой, и только потом психотерапия - как удачная или неудачная рефлексия на психоанализ.

Что можно точно сказать: какими бы ни были направления психотерапии, все они пронизаны желанием исцелять целиком и полностью. Это делает их гораздо менее эффективными, чем психоанализ.

Будет интересно показать как именно психотерапевтические теории отличаются от психоанализа и как это сказывается на клиентах и самих терапевтах. Но об этом в другой раз.

  · 10,2 K

Это правда, что психоанализ Зигмунда Фрейда был ложью?

Анна Южная
Топ-автор
31,6K
Психолог, сертифицированный гештальт-терапевт. Telegram: @introvert172 А ещё я...

Неправда. Фрейд описывал и общал свои наблюдения. К его теории действительно есть много вопросов по поводу её научности - например, она не проходит по критерию фальсифицируемости (нельзя найти ситуации, которые бы не укладывались в эту теорию). Но называть его труды "ложью" нет ни малейших оснований.

9 июня 2016  · 2,3 K
Прочитать ещё 1 ответ

Вопрос психиатрам : как понять есть ли у меня какие нибудь расстройства или простая шизофрения?

Евгений Яковлев
Эксперт
46,1K
психолог-консультант, бизнес-тренер, гештальт-терапевт, www.facebook.com/evgeny.yakovlev.3...  · vk.com/id186672748

Анна, смотрите. Делать вы можете любые предположения. С наибольшей вероятностью это будет "болезнь третьего курса": обнаружить у себя симптомы всех болезней из учебника. 

Но даже если вдруг у вас и правда психическое заболевание. Тревожное расстройство, расстройство настроения, шизофрения и пр. То - к примеру, я как психолог с вами общаюсь, и делаю обоснованные предположения. Дальше я отправляю вас консультироваться с психиатром.

Что после встречи с вами скажет мне психиатр?

А вот именно это. Что, например, у него такие-то предположения, и что с моими предположениями он тоже согласен. А дальше необходимо стационарное наблюдение и обследование, потому что для постановки психиатрического диагноза требуется время и наблюдение, - и полгода наблюдения может потребоваться (к счастью, не обязательно всё это время в стационаре, конечно).

Так что самодиагностика тут не вариант. - Хотя если у вас перемежаются периоды чёрной депрессии и чудесного прилива сил, когда вы ездите по миру, занимаете бешеные деньги, начинаете прекрасные проекты, и как-то всё при этом летит к чертям, - таки мысль, а не биполярное ли у меня аффективное расстройство - вполне небеспочвенная... Или если вы обращаете внимание, что соседка сверху как-то всё ходит по своей квартире и вас постоянно грязными словами ругает, этак 24/7, - то, может, и шизофрения, - но, может, плохие перекрытия между этажами и злобная зацикленная на вас соседка.

20 августа 2019  · 12,7 K
Прочитать ещё 6 ответов

Чем отличается психолог от психиатра?

Alexandra Golovina
Эксперт
3,8K
Начинающий психотерапевт - на время пандемии первые 4 онлайн-консультации 500 р/...

Первый изучает психику, второй изучает болезнь (конкретно - психическую).

Есть, например, клинические психологи, они изучают психику людей, которые чем-то больны, в том числе, психическими болезнями.

Поэтому для первого пациент важен как человек во всей совокупности свойств, в т. ч. с точки зрения эмоциональных и социальных проявлений, а для второго важен пациент как носитель болезни. Это создаёт огромную разницу дополняющих друг друга методологий.

9 ноября 2016  · 12,0 K
Прочитать ещё 7 ответов

Вторичные выгоды в психосоматике и гипнокоррекции

Гипнолог, магистр психологии. Научные исследования и практика гипноза и внушения...  · classic-hypnos.ru

Вторичная выгода болезни – это положительные мотивы и преимущества, которые человек испытывает от наличия у него болезни или проблемы. В сущности это выгода от НЕ преодоления проблемы. Для многих людей, которые испытывают психосоматику, вторичные выгоды являются важным механизмом, почему они имеют психосоматические расстройства. Некоторые считают вторичные выгоды механизмом психологической защиты, но это не так. Вторичные выгоды скорее мотиватор когнитивной блокады к личностным изменениям.

Хорошим примером вторичных выгод являются: повышенное внимание к себе и своей проблеме родственников (часто проявляется у маленьких детей для привлечения внимания родителей), сочувствие, возможность не работать, избегание ответственности, социальные блага, деньги, пособия по инвалидности, освобождение от неприятной ответственности и др.

Хотя в психологии есть разделение на первичную и вторичную выгоды, в психологическом консультировании, НЛП, гипнотерапии и гипнокоррекции эти категории не разделяются, а синонимируются, однако чтобы определиться в терминах важно иметь общее представление.

Первичной выгодой считаются внутренние мотивы, вторичной выгодой – внешние мотивы. По факту такая дифференциация не дает функциональной модели, посему проще сводить внутренние и внешние мотивы болезни под единым термином – вторичные выгоды.

В психологической коррекции, гипнотерапии и гипнокоррекции на стадии предварительной беседы важно понять наличие/отсутствие вторичных выгод и если таковые присутствуют найти способы нейтрализации их, сначала на сознательном уровне в рациональной психокоррекции, затем в подсознании с помощью гипноза.

  · 3,3 K