Как писать эссе по английскому?

Анонимный вопрос
  · 6,3 K
http://nauchniestati.ru - полезный сайт по учебе для студентов!

Написание эссе по английскому языку требует от его автора не только высокого уровня владения языком, но и эрудиции. Существует три основных способов написания эссе:

  1. For and against Essays.
  2. Opinion essays.
  3. Suggesting solutions to problem essays.

Все эссе одинаковы по структуре. Сначала пишется введение, затем основная часть и напоследок - заключение.

При написании эссе не употребляйте сокращённых слов. Также аккуратно со скобками и восклицательными знаками. Их желательно не употреблять. В заключении необходимо высказывать своё мнение.

Более подробно про написание эссе по английскому языку вы узнаете из статьи:

https://nauchniestati.ru/blog/kak-napisat-esse-po-anglijskomu/

1 февраля 2019  · 2,4 K
Комментировать ответ...
Ещё 1 ответ
Люблю путешествовать, ходить на сплавы и в несложные походы)) Еще кататься на...
1. Заголовок — название эссе, отражающее тему повествования. 2. Введение — 2-4 коротких предложения, раскрывающих тему эссе. 3. Основная часть — 2-3 абзаца, описывающих суть сочинения. В них вам нужно максимально полно и грамотно раскрыть тему, привести доводы и аргументировать их. 4. Заключение — 2-4 предложения, подводящих итог написанному. В этой... Читать далее
9 января 2018  · 1,1 K
Комментировать ответ...
Вы знаете ответ на этот вопрос?
Поделитесь своим опытом и знаниями
Войти и ответить на вопрос
Читайте также

Могу ли я быть востребованным специалистом, если я знаю 5 языков и изучаю ещё три языка, но совершенно не знаю английский? ?

Английский язык для всех: sydney@rambler.ru Образование: универ в РФ, магистратура в...  · vk.com/english_v_khimki

Можете. Потому что для успешной карьеры в офисе ни образование, ни знание языков не нужны. Востребованы молодость и отсутствие амбиций (точнее, демонстрация отсутствия амбиций).

Миллиард хулионов примеров, что от ресепшн можно быстрее и проворнее дорасти до директора безо всяких языков. Гораздо более востребованы качества: проворность, коммуникабельность, оптимизм, готовность на интриги и наушничество и пр., чем знание языков.

Причем, во многих крупных компаниях язык можно выучить во время работы - курсы, внутренние обучения всякие только поощряются.

Немаловажно, что, пройдя все звенья пищевой цепочки с самого дна, вы станете мудрым и привлекательным кандидатом.

17 августа  · 2,3 K
Прочитать ещё 5 ответов

Стоит ли поступать на переводчика с английского?

Переводы: корпоративные, технические, устные, нотариальные, письменные и др.  · lingvotech.com
ОтвечаетЯрослава

Хотя сейчас переводчиков с английского хватает, но есть разные типы переводов. Например синхронный. Если вы сможете делать такие переводы, а не только письменные, то этому стоит учиться. Они хорошо оплачиваются и очень востребованы.

8 июня  · 1,7 K
Прочитать ещё 2 ответа

Почему люди считают, что русский язык намного богаче английского, хотя в английском языке в 5 раз больше слов?

Полиглот

Вопрос «богаче/не богаче» очень субъективен. На самом деле в моём понимании богатым язык делает не словарный запас — он в среднем по больнице у представителей каждого народа приблизительно одинаков, — а средства выразительности, словоизменения и словосложения. И в этом плане, конечно, русский будет побогаче английского в силу своей структуры, а именно, синтетического характера в противовес аналитическому строю английского языка. Хотя опять же, всё относительно, и синтетическая структура может показаться более бедной для тех народов, у кого язык построен на агглютинации (напр. финно-угорские или тюркские языки) или полисинтетизме (напр.: кабардинский, адыгейский и многие языки индейцев Северной Америки).

Плюс ко всему богатство языка на самом деле заключается не только в структуре, но и в культуре самого народа — какие произведения были на нём написаны, какую роль он оставил во всемирной истории, с чем ассоциируется и т. д.. А в этом плане русский язык занял достойное место среди других — один из официальных языков ООН, де-факто язык международного общения в странах бывшего СССР, язык Толстого и Достоевского, язык Пушкина и Лермонтова, язык Менделеева, Циолковского и Королёва, первый язык, прозвучавший в космосе, — наш, русский язык. Это — настоящее богатство.

16 сентября  · 9,7 K
Прочитать ещё 72 ответа

Кому сложнее выучить иностранный язык: англоговорящему - русский или русскоговорящему - английский?

Филолог, переводчик, английский язык. С 1998 года живу в Канаде

В виде ответа я поставлю вот эту фотографию. А вы уж решите сами, кому легче выучить язык: англоговорящему - русский или русскоговорящему - английский

118701093_3377004595690999_7156496698766449133_o.jpg
9 сентября  · 3,1 K
Прочитать ещё 2 ответа

Почему в России так плохо знают иностранные языки, и даже люди с высшим образованием часто с трудом читают по-английски?

историк-медиевист, Ph.D. student в Университете Гётеборга (Швеция)...

Это, к сожалению, больная тема. Увы, Вы правы: даже в центре столицы нередки затруднения с банальным заказом на английском языке чашки кофе.

Соглашусь с ответом Михаила и Александра и добавлю свои наблюдения. Поскольку я сам преподаю английский, я буду в первую очередь говорить о нём, но не только. Если дать очень короткий ответ: с одной стороны, в силу сложных исторических причин и печального советского наследия, с другой, как ни парадоксально, в силу "имперского проклятия".

Чтобы понять, как мы "дошли до жизни такой", нужно осмотреть нашу культурную историю за прошедшее столетие.

Традиционно в России очень небольшой процент населения знал больше одного языка – как сказал Александр, "для большинства профессий можно обойтись" без иностранного языка. Посудите сами, зачем он крестьянину, тем более часто крепостному, проживающему в этно-лингвистически однородном окружении? Исторически кроме родного, русского, дополнительные языки знали те, кому они были нужны, а именно, огрубляя: жители в регионах со смешанным населением (Кавказ, современный Татарстан, Украина, Прибалтика и др.), коммерсанты, ведущие торговлю с заграницей, и элита, т.е. дворянство и образованное духовенство – это единицы процентов от общего населения. Это важно, потому как даже в Европе существуют регионы с диглоссией, то есть с параллельным использованием двух (или даже более) языков одновременно: Эльзас и Лотарингия (немецкий и французский), Уэльс и Шотландия (валлийский, гэльский и английский), европейские владения Османской империи (славянские, греческий и турецкий), Чехия (чешский и немецкий) и др. В Австро-Венгрии в XIX в. знание как минимум двух языков вообще было едва ли не обязательным youtube.com В Российской империи, где имперской нацией были великороссы, а политика в отношении этнических меньшинств была в целом негибкой, доминирующим и единственным официальным языков был русский.

В советское время положение со знанием языков ещё дальше ухудшилось. Возможности учить, а главное – использовать иностранные языки были сведены к минимуму. Разумеется, власти нуждались в людях со знанием оных – это и переводчики, и разведчики, и сотрудники Коминтерна, и дипломаты – но таковые требовались в ограниченном количестве. Посудите сами, зачем они обычному советскому гражданину, тем более часто деревенскому или городскому в первом поколении, проживающему за железным занавесом? Кроме того, власть понимала – подозреваю, на каком-то интуитивном уровне – что через язык передаётся и чужая культура (видимо, это же понимает и депутат Яровая, предложившая какое-то время назад запретить иностранные языки в школе siapress.ru). В "бастионе социализма", СССР, где имперской нацией оставались русские, языком будущего коммунистического общества, а, значит, и языком международного общения считался русский. В этом смысле "имперское проклятие" усугубилось: все коммунисты других стран были вынуждены учить язык СССР. Мой отец рассказывал, что он совершенно не понимал, зачем он тратит время в школе на английский, если скоро всё равно все будут говорить по-русски. Похожее отношение можно видеть и у других имперских языков, например, даже в том же английском. Многие американцы не хотят учить другие языки – зачем, если всё равно весь мир говорит по-английски? В лучшем случае, придётся поучить испанский, чтобы понимать, что там говорит уборщик Хорхе в офисе. Когда я учился в Германии, некоторые студенты-американцы, говоря по-немецки, даже не пытались имитировать немецкое произношение.

Однако не только потребность в специалистах, но интернациональная направленность официальной идеологии не позволяла убрать преподавание иностранных языков под корень. Ведь в отличие от моноэтничной Северной Кореи с её чучхе, официально превосходство русской нации в советской империи не ставилось во главу угла (если не считать не очень продолжительного периода "борьбы с космополитизмом" в конце 1940-х и начале 1950-х, когда и паровоз "изобрели" братья Черепановы, и воздухоплавание – Крякутный, и велосипед – Артамонов, и вообще "СССР – родина слонов"). Да, конечно, и шовинизм, и антисетизм, и руссификация – всё это было, но на щит не поднималось. Интернационализм прививался с детства: "И на другой день в школе я еле досидел до конца уроков и побежал домой сломя голову. Я бежал и размахивал рукой – в ней у меня была невидимая сабля, и я рубил и колол фашистов, и защищал черных ребят в Африке, и перерубил всех врагов Кубы" (В. Драгунский, "Старый мореход" google.dk). С другой стороны, Советский Союз идейно наследовал Эпохе Просвещения с её идеалом образования, частью которого является и языковая подготовка, а кроме того, он претендовал на передовые позиции в мире во всём – от урожаев картошки до освоения космоса. Поэтому преподавание иностранных языков в урезанном виде, заидеологизированное (серьёзно, когда я спрашивал отца, а как им объясняли, зачем учить английский, он отвечал: "Ну, нам говорили – вот представьте, что вы встретились с иностранцем на улице [что само по себе уже звучит фантастично], а он скорее всего кто? Коммунист! [ибо кого ещё пустят за железный занавес]") сохранялось.

К несчастью, всё это не прошло даром и обучение иностранным языкам было напрочь подорвано, что и перешло нам в наследство. Главную причину я вижу в железном занавесе и советской идеологии:

  1. Даже если человек хотел и как-то выучивал язык, практиковать ему его было невозможно. Книг почти не было, радио глушилось, иностранцев не пускали, своих не выпускали.
  2. Это означает, как сказал Александр, и отсутствие мотивации: зачем учить язык, тем более потенциального противника, как сказал Михаил, если он всё равно не будет нужен в жизни? К этому добавлялось и в целом пренебрежительное и потребительское отношение к гуманитарным дисциплинам в целом – даже здесь на портале есть один типичный представитель такого подхода (имени не стану называть), претендующий на знание "естественно-научных законов" и потому разбирающийся во всём абсолютно лучше этих представителей "неестественных" наук. Гуманитарии не умеют строить ракет, не придумают танк, не изобретут новую ГЭС и т. д. Упомяну в третий раз своего отца: когда он сообщил родителям и братьям – все технари – что станет музыкантом, в семье чуть ли не случился скандал.
  3. В силу идеологических причин приходилось обучать не живому языку, а исключительно книжному, профильтрованному через сито советской реальности. Если вы откроете советские учебники, там будет полно фраз на перевод со словами, вроде "сберкасса", "партактив", "комсомол" и т. п. Сюжеты, которые предлагались в этих учебниках и перекочевали в нынешние, также абсолютно неестественны. В пособиях, по которым учился я и мои сёстры, и по которым я должен был официально преподавать в школе, совершенно убивали тексты такого типа: "Hi! My name is Ivan. I'm from Yaroslavl. Yaroslavl is a big city on the river Volga. I have got a big family: a mother, a father, a brother and a dog Bob". Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы почувствовать всю искусственность этого упражнения (особенно меня интересовал вопрос, почему в чисто русской семье из Ярославля собаку зовут Боб). Об этом я даже когда-то писал, можете найти мою заметку "Plesetzk" на моей странице в Фейсбуке facebook.com Понятно, откуда растут ноги такого подхода: если вы встретите на улице иностранца-коммуниста, вам необходимо рассказать ему о себе.
  4. Отсутствие нормального обмена с заграницей создавало пародоксальную ситуацию, когда иностранному языку обучали люди, сами никогда его в жизни за пределами кабинета не использовавшие. Поскольку они были выпускниками филологических и лингвистических факультетов и отделений, они вольно или невольно были вынуждены копировать методику из преподавания классических мёртвых языков – перевод. И неважно, что в жизни им занимаются сравнительно небольшая группа профессионалов – по-другому учить просто не умели. Как пренебрежительно отзывался мой преподаватель немецкого в университете о своих коллегах: "Эти babushkas умеют преподавать только по «Алисе в Стране Чудес», по которой они писали диплом и кандидатскую в своём Устьнедоезжавском пединституте". Я помню, как моя преподавательница в школе объясняла нам: прежде, чем сказать что-то по-английски, переведите это с русского. Нужно ли говорить, насколько плачевные результаты даёт такой подход?.. Даже когда я мне приходится переводить мои же тексты, лично я пишу их просто заново.
  5. Отсутствие обмена опыта с заграницей и убеждённость в превосходстве всего советского делало неизбежным стагнацию и замыкание и без того неважного преподавательского корпуса. Отличная иллюстрация из вот этой anekdot.ru истории: "Наша англичанка тихонько так: «Екскьюз-ми...» – и там что да нет, все правильно мол девочка сказала... Тетка пробурчала чего-то, потом начинает, что, мол, она какой-то там педагогический с красным дипломом закончила, так что ей мол наверно лучше знать, что и как в Англии. Потом еще прибавляет: «А вы где учились? Наверное, где-нибудь в провинции, у вас вот и акцент очень уж наделанный, в московских вузах все-таки качество работы с фонетикой гораздо выше... да и ошибочки на употребление времен и предлогов с глаголами пробегают, неудивительно, что ваши ученики так себе отвечают...» Англичанка наша так поробев: «Ну, я конечно не в Москве училась, а в...» Комиссионерша перебивает: «Ну видите, я же с таким стажем сразу вижу! Вы откуда? наверное Воронеж, да?» Англичанка: «Нет, не Воронеж, (пауза) Оксфорд...» долгая пауза... занавес". Сама история мне кажется выдуманной, но отлично отражает отношение советских "языковиков", которое, кстати, частично наследовало и классическому языкознанию XIX в., когда немецкие лингвисты могли говорить о фонетических ошибках в тексте XII в., потому что им, лингвистам XIX в. с их методологией, лучше знать, как произносились слова в XII в.
    Отставание в методике обучения к концу советского времени было уже просто катастрофическим. Я помню, как меня в первом классе, когда мы только осваивали русский алфавит, стали одновременно обучать английскому и заставлять читать транскрипции: таким образом, в теории я должен был уметь понимать, что один и тот же значок "е" может читаться вообще как угодно, что "р" может читаться и как /r/, и как /п/, и т. п. Неудивительно, что у большинства нормальных детей тут же возникают диссонансы, непонимание происходящего и в целом неприятие языка. Когда я сам преподавал ученикам из начальной школы по учебнику Playway to English, мы строили обучение исключительно на играх и каких-то развлекательных техниках, чтобы дети могли накопить словарный запас, освоить простые предложения, уловить произношение, и уже только после этих стадий я вводил письмо и грамматику. Здесь же соседствует и проблема с учебниками, вытекающая из того же замыкания. Пособия не обновлялись или обновлялись чисто формально, и писали их те же тёти и дяди с "Алисой в Стране Чудес". Отлично помню, как классе в пятом (2009 г.) у сестры был диалог в верещагинском учебнике, где турист искал комнату в отеле в Лондоне со всеми "modern conviniencies: gas, electricity, central heating, radio and TV set..." В том же учебнике в замечательным своим маразмом тексте "The Queen and Parliament" (правда, пятиклассникам интересна политическая система Великобритании?) упоминалась принцесса Диана как действующее лицо в королевской семье.

Единственным европейским языком, который преподавали более или менее пристойно, насколько я понимаю, был немецкий, поскольку сохранялись обмен и контакты с ГДР. Впрочем, бывали, наверное, и другие исключения. Так, я очень высокого мнения о моих преподавателях датского в МГУ. Да и другие специалисты имелись, многих я знаю лично, но их было меньшинство.

Современное лингвистическое образование унаследовало все эти проблемы и ничего с ними делать, по-видимому, не собирается.

Вот, например, что пишет исследователь И.В. Бестужев-Лада о советской научной системе (которая воспроизводилась и в ВУЗах):

Исследования нашего института (ИС РАН) показали, кроме того, что 80% учёных были заняты в ВПК, ещё 12% – в идеологическом обслуживании власти (марксизм-ленинизм и прочая псевдофилософия), и только 8% занимались реальной наукой. От 60 до 90% учёных (в зависимости от отраслей) вообще были не способны участвовать в научном процессе

(ttolk.ru). Разумеется, поскольку старый железный занавес поднялся, а новый пока не опустился (+ Интернет), молодые инициативные учителя нынче имеют возможность и ездить за границу, и общаться, и использовать зарубежные учебники (и я таких людей встречал), но в целом уровень подготовки так называемых специалистов, конечно, аховый. Я помню, как на вступительном экзамене в аспирантуре мне задали вопрос (с жутким русским акцентом, разумеется) вроде: "What scientific methods do you use in your dissertation?" Скривившись на слово "dissertation", я честно ответил: "None, I'm afraid". После чего мне пришлось битых десять минут объяснять, что в английском языке "science" – это естественно-научные дисциплины, и я, историк, не "scientist", а вовсе даже "scholar", и никаких "scientific" методов не использую. Члены ВУЗовской приёмной комиссии смотрели на меня вытаращенными глазами. Точно так же на вас посмотрит преподаватель из обычной районной школы, когда вы скажете, что фраза: "London is the capital of Great Britain," – содержит фактологическую ошибку: Great Britain – это остров, где расположен Лондон, а страна называется вообще-то The United Kingdom. Другой пример: год 2013-й, я готовлю 8- и 9-классников к ГИА. Открываю пособие, ставлю диск и зажимаю уши от отвратительного русского акцента дикторов. И ровно такие же ужасные записи ждут бедных школьников на экзамене.

Понятно, почему такое происходит. Чиновники из Минобра (о которых я тоже не высокого мнения, т.к. люди из какого-то международного подотдела не могли прочитать мой e-mail на английском) ориентируются на профессиональную экспертизу, то есть на людей с корочками о лингвистическом и филологическим образовании, которое, по своей сути, советское. Эти люди убеждёны, что знают язык лучше самих носителей. Когда они не могут связать двух слов на конференции, они утверждают, что выступающие говорят с акцентом или "по-американски", а когда систематически заваливают международные экзамены, списывают это на необъективность тестовой системы (что полная чушь: я сдавал TOEFL и IELTS, они показали одинаковые результаты), которую сами же и вводят в ЕГЭ. И эти же люди составляют те же советские программы и требования. И им же чиновники из Минобра делегируют проверять их, что логично: государство выделило средства на подготовку "специалистов", пусть, как говорил Кот Матроскин, "пользу приносят". Увы, чиновники не могут или не хотят (а, возможно, и не обязаны) понять, что это в большинстве своём не специалисты: "Они слепые, ведущие за собой слепцов. Но если слепой ведёт за собой слепца, то оба они упадут в яму" (Матф. 15:14). Выходит замкнутый круг, который может разрешить только полный отказ от советской системы и смена преподавательского корпуса, чего, увы, в ближайшее время не предвидится.

17 ноября 2015  · 5,1 K
Прочитать ещё 22 ответа