Над чем меня заставило задуматься произведение пестрая лента?

Irina V.
  · 559
Вы знаете ответ на этот вопрос?
Поделитесь своим опытом и знаниями
Войти и ответить на вопрос
1 ответ
интересуюсь всем на свете, увлекаюсь садоводством и рисованием
Произведение Пестрая лента заставило меня задуматься об отношениях родителей и детей, о наследовании. Мать думала, что своим завещанием позаботилась о своих дочерях и их будущих семьях, но одну дочь это завещание привело к смерти, а другая многое пережила. Шерлок Холмс в рассказе почти в роли волшебника. Девушка спасена, отчим наказан, его собственно... Читать далее
12 ноября 2018  · < 100
Комментировать ответ…
Читайте также

Помните вопрос про 100 лучших книг? Где каждый должен был назвать одну книгу. Назовите также фильм

Сисадминъ. Анархистъ. Выпендрежникъ. Знатокъ всякаго непотребства. Обладатель...

Бойцовский Клуб. Однозначно один из моих любимых фильмов. Особенно интересен тем, что ломает систему ценностей и взгляд на мир в целом. Для меня это фильм-протест против системы.

18 мая 2016  · 1,3 K
Прочитать ещё 6 ответов

Хочу стать писателем. Читая книги Толстого,мне хочется думать над своей будущей книгой,а читая Булгакова,испытываю отвращение и к книге и к писательству.Почему?

Студент-медик, маленько поэт, татарка 152 региона, репетитор по английскому и...

На вашем месте я б сперва подучила русский, при таком выборе... "читая книги Толстого, я задумываюсь" - так было бы правильнее. Уж никак не "мне хочется думать".

12 февраля 2017  · 14,3 K
Прочитать ещё 3 ответа

Какими бы выросли дети, если бы им читали настоящие сказки братьев Гримм?

Сертифицированный специалист по мед. массажу. Преподаватель массажа

Не самые жуткие строки вышли из под рук и пера сказочников-писателей братьев Гримм, скажу я вам. Мне как-то перепала книжка - "турецкие сказки". Братья Гримм-нервно курят, стоя с краю.

14 марта  · 39,4 K
Прочитать ещё 5 ответов

Назовите пять книг, прочтение которых произвело на вас самое сильное впечатление?

Лёха Мудрый ☮
Топ-автор
21,0K
ЖЖ: https://a-l-e-j-o.livejournal.com/ 𝕸𝖔𝖘𝖈𝖔𝖜  · zen.yandex.ru/id/5e514d4b4ae6635ac274813c

Вообще, были и другие варианты, но остановлюсь на таком раскладе:

1) Ярослав Гашек. "Похождения бравого солдата Швейка". Можно открывать бессчётное количество раз; в любом месте, и каждый раз ухахатываться до слёз.

2) Вольфганг Кёппен. "Голуби в траве". Один мрачный день из жизни послевоенной Германии. Но при этом наполненный множеством переплетающихся судеб. Блестяще переданы внутренние монологи, мысли, как они обычно мелькают в голове. Автор настолько точно отобразил царящие среди людей настроения, что некоторые его обвиняли в прослушивании частных квартир с диктофоном.

3) Генри Миллер. "Тропик Козерога". Это, и другие произведения писателя помогли мне открыть некий новый уровень; преодолеть некоторые предрассудки и противоречия.

4) Джон Кинг. "Фабрика футбола". Нет, меня не прельстил образ жизни английских футбольных хулиганов, но книга (в блестящем авторизованном переводе) была написана на том языке, на котором говорили мы, сокурсники и товарищи, когда попивали пиво, прогуливая лекции, и позже. Да-да, с междометиями и этажными конструкциями) Читая, как кореша очередной раз собирались в баре, обычно сам уже до этого пропускал пару пивчанского.

5) Ахилл Татий. "Левкиппа и Клитофонт". Эта книга открыла для меня античную художественную прозу. После этого прочёл все древнегреческие романы; пару римских; и ещё ряд произведений, связанных с эпохой.

22 июня 2017  · 8,4 K
Прочитать ещё 36 ответов

«Над пропастью во ржи» Сэлинджера — глубокомысленное произведение или поверхностный рассказ о жизни подростка?

Глеб Симонов
Топ-автор
15,6K
Поэт, фотограф, создатель архива "Книжница". Работаю арт-директором в Нью-Йорке.  · n-e-v-e-r-t-h-e-l-e-s-s.com

"Над пропастью во ржи" — это айсберг с большим отношением видимой части к невидимой.

Обычно роман, как жанр, подаётся так, что по крайней мере понятно, что эта невидимая часть есть. Они очень легко и быстро соединяются. В случае с Сэлинджером, о том, что невидимая часть есть, узнаешь главным образом из других вещей, главным образом из рассказов. Но зато после рассказов перечитывать "Над пропастью во ржи" уже просто страшно, потому что понимаешь, что именно находится с невидимой стороны айсберга.

Я не уверен, что об этом стоит говорить, потому что это действительно лучше найти самому. Я просто предлагаю прочитать сборники "Девять рассказов" и "Выше стропила, плотники", и настоятельно рекомендую читать их в оригинале. Или если это много, то достаточно прочитать "For Esmé—with Love and Squalor", и потом просто представить, что "Над пропастью во ржи" — это то, что рассказчик пишет по возвращении домой. И в общем-то всё будет понятно.

Но если очень надо, то можно попробовать так: представьте себе, что вам 16 лет, и вы всё чувствуете, и ничего не понимаете.

Всё, что вас окружает, представляется вам какой-то левой хернёй, и у вас даже слов не хватает, чтобы всё это описать... Это просто... левая херня! Вот это что. Какие-то левые люди, смеются каким-то левым шуткам, и все эти левые дамочки с их левыми сумочками, и всё это... Блин. Лево. И херня. Всё это. Вот это что.

Пройдёт очень много времени пока вы свыкнетесь с миром. Научитесь. Сможете разговаривать с людьми. Всё ещё плохо, но хоть как-то. Вам станут даже милы эти их уже не такие левые привычки, их быт, разговоры и настроения. Вы научитесь любить мир, извлекать из него какие-то свои смыслы. Вам всё ещё будет сложно, потому что вам продолжает казаться, что вы чувствуете не то чтобы больше, но ощущаете какие-то ещё вещи, какое-то "что-то ещё", которое всё так же, как и раньше, не можете сформулировать. Только если раньше вы не могли сформулировать вообще ничего, потому что словарный запас у вас был в пятнадцать единиц, и вы много грубили, и ссорились, и вообще всё это стыдно теперь вспоминать — но это что-то было в воздухе уже тогда. И вроде бы это самое нужное, что может быть нужно, самое то, ради чего стоит жить, искать. Но вместе с тем — может быть именно оно всегда отделяло вас от всех остальных. И всё ещё отделяет.

А потом вы уйдёте на войну. И вернётесь с тиком во всех частях тела. Вы будете бояться машин, лифтов, кухонной утвари, радио, телевидения и всей техники, которая может производить резкий и громкий шум. Вы будете бояться праздников, в том числе именно в вашу честь, потому что когда начинает бить салют, у вас дрожат руки, и вам нужно немедленно куда-то уйти, спрятаться, сесть и пересидеть это всё. Даже в спокойном состоянии, дома, вам тяжело спать, читать, пытаться на чём-то сосредоточиться. Тяжело держать в руках ручку. 

Вы не знаете, почему с вами это происходит. Это происходит не со всеми. Но пройдёт не один год, пока вы сможете функ- функ-ц-и-о-н-и-р-о-в-а-т-ь нормально.

Где теперь это "что-то ещё"? На его месте теперь какая-то немота. Вы не понимаете — оно всё ещё там, или его уже нет; оно было, или вы его выдумали.

Есть, в общем-то, только один способ узнать: вернуться туда, когда оно было, чувствовалось, со всей тогдашней грубостью, глупостью, всей этой юношеской дурью, всей неспособностью разговаривать, всей этой... Да. Всей этой левой хернёй.

Оттуда, может быть, будет видно.

Тексты, фото, выставочные отчеты и прочее — в ФБ.Перейти на facebook.com/gleb.simonov
26 мая 2016  · 5,8 K
Прочитать ещё 9 ответов