Как соотносятся понятия «интернационализм» и «патриотизм»?

Анонимный вопрос  ·  
1,7 K

Да нормально соотносится. Вообще противопоставляется интернационализм и национализм, где отличительной чертой является 

либо концепция сотрудничества и сближения, мир равноправных и равнозначных государств, открытое общество для другой культуры

либо концепция отстаивания своей исключительности, что подразумевает стремление к доминированию над другими государствами, другой культурой, в крайней форме национализм переходит в идею национальной исключительности, отстаиваемую через физическое истребление тех народов и рас, которые считаются ущербными, вредными, неполноценными.

Патриотизм - это ощущение сопричастности со своей страной, её культурой, её историей, своими соотечественниками.

Комментировать ответ...
Реклама
Ещё 1 ответ
dreamfreedom.ru t.me/politdela
Они родственны - оба понятия представляют собой тоталитарные идеологемы: первое, "интернационализм" - от коммунизма, второе, "патриотизм" - от фашизма. Различие между этими понятиями только внешнее. Обе эти идеи затуманивают людям мозги бессодержательными фантазиями, за которые их сторонники готовы убивать. Вот, в чем их общая основа и родственность - в готовности убить... Читать далее
28 января 2019  ·  < 100

Так можно сказать вообще о любой идее.

Комментировать ответ...
Вы знаете ответ на этот вопрос?
Поделитесь своим опытом и знаниями
Войти и ответить на вопрос
Читайте также

Почему противопоставляются либерализм и патриотизм?

Вольный слушатель

Потому что некоторые люди вкладывают в эти термины свои смыслы исходя из тех событий и того опыта, который они пережили. Исходя из того, каких либералов и каких патриотов они видели. Исходя из того, как оцениваются действия этих либералов и патриотов. И если понятие либерализма еще можно прояснить исходя из категорий политологии, то понятие патриотизма действительно неопределимо и имеет для каждого свой смысл и свои критерии.

9 марта 2018  ·  < 100
Прочитать ещё 1 ответ

Раскройте содержание фашистской (нацисткой) идеологии. Интересует именно сущность, а не внешние проявления: внешний враг, тоталитаризм, пропаганда и т.п.

Олег Басов  ·  170
Аналитик Агентства стратегических инициатив, студент-политолог

Фашизм и нацизм это все-таки разные идеологии, не стоит их путать.

Фашизм - идеология, распространенная прежде всего в Италии Муссолини, а, согласно определенному мнению, также в Испании Франко и Португалии Салазара. Его основные черты:

1) Абсолютизация государства как движущей силы общества. Индивид - лишь его винтик, живущий только ради своей нации.

2) Элитаризм и отрицание любых форм равенства. Люди признаются неравными от природы, а наличие в обществе элиты - естественным и положительным моментом.

3) Милитаризм. Государство живо, пока оно расширяется. Каждый гражданин обязан участвовать в войне. Война оказывает очищающее действие, ведя к выживанию лучших, и полезна для общества.

4) Корпоративизм. Ведущим субъектом экономики становятся крупнейшие корпорации. Государство во многом выступает проводником их интересов, но может вмешиваться в их деятельность и направлять ее. Представительство интересов осуществляется не через Парламент, а через централизованные своеобразные профсоюзы, подчиненные вождю, но держащие его в курсе ситуации в своей отрасли, помогая принимать верные решения.

5) Консерватизм. Абсолютизация традиционных ценностей и религии.

Фашизм - не про геноцид, этническую дискриминацию и оккультизм. Последнее и является нацизмом, говоря простыми словами, хотя какие-то общие черты присутствуют.

21 сентября 2015  ·  < 100

Патриотизм базируется на любви, чувствах и манипуляциях или на здравом смысле?

Здравый смысл совершенно не противоречит любви ( в глубинном понимании этого слова). Поэтому истинный патриотизм базируется и на чувствах и на четком понимании что к чему.

21 мая 2019  ·  < 100
Прочитать ещё 1 ответ

Почему национализм оценивается в науке неоднозначно?

Русское медиа  ·  vk.com/iskrapress

По-видимому, слово «неоднозначно» в заданном вопросе так или иначе выступает в качестве эвфемизма для слов «гораздо чаще – негативно». Примерно так же, говоря о «спорной фигуре», всякий раз имеют в виду что-то несветлое.

В социальных науках термин «национализм» характеризуется не столько «неоднозначностью», сколько многозначностью. Согласно определению одного из современных исследователей национализма В.С. Малахова, это – «идеология политизированной [национальной] идентичности», «легитимирующая усилия по интеграции или дезинтеграции государств… Национализм… подпитывается чувствами и ожиданиями людей, которые ищут решение острых проблем собственного существования в национальной солидарности – в консолидации на основе общей истории, языка или культуры» (Малахов, 2005, с. 5). Или: «Национализм – совокупность идеологий и политических движений, использующих в качестве символа понятие нации» (Коротеева, 1999, с. 132).

Национализм – зонтичный термин для обозначения множества политико-идеологических течений: национализмы могут быть как либеральными или прогрессивными, так и реставраторскими или консервативными; направленными как на освободительную борьбу, так и на колониальные завоевания, на сепаратизм или ирреденту.

Предельно условное деление национализмов на «гражданские» (или «государственные») и «этнические» (или «этнокультурные») в гуманитарных исследованиях сегодня подвергается критическому переосмыслению вплоть до предложений окончательно сменить указанную дихотомию на новые классификации. «Дистиллированный» гражданский национализм, как правило, не бывает достаточным для национальной консолидации.

Раздать паспорта одного государства людям, не связанным друг с другом общностью происхождения и лингвокультурной однородностью (а последние элементы относятся к «этническому» национализму), значило бы в некотором смысле осуществить «чистый» идеал гражданских националистов: к этому, однако, не приблизился даже теоретик Эрнест Ренан с его докладом «Что такое нация?», где автор приводит в пример швейцарцев, объединившихся вопреки отсутствию единого языка. Таким образом, для образования государственной общности на национальной основе, как правило, задействуются элементы этнокультурного национализма, в связи с чем две упомянутые версии национализмов дополняют друг друга и нередко развиваются параллельно.

Другим любопытным типом национального сообщества, помимо затронутых государственного и/или этнокультурного, является «сообщество судьбы» (Schicksalsgemeinschaft). Отто Бауэр в статье начала прошлого века «Национальный вопрос и социал-демократия» утверждает, что «… общность судьбы означает совместное переживание одной и той же судьбы на почве постоянных сношений и беспрерывного взаимодействия… Не однородность судьбы, а коллективно пережитая, сообща выстраданная судьба, общность судьбы создает нацию» (Бауэр, 2002, с. 76).

«Неоднозначные», т.е., по-видимому, скорее негативные, оценки национализма во вненаучном публичном дискурсе время от времени высказываются со ссылкой на якобы а) «разоблачающие» дурное влияние национализма или б) ставящие под сомнение сам факт существования нации академические труды. Одним из самых популярных «разоблачителей», сам того не желая, стал Бенедикт Андерсон, автор книги «Воображаемые сообщества», вовсе не писавший о сообществах «иллюзорных». Если нация, сообщество людей, не знакомых каждый с каждым даже через несколько рукопожатий, слишком велика, чтобы быть «настоящей», то, скажем, иная, достаточно малочисленная группа, напротив, «подлинна»?

По Андерсону, «…на самом деле, все сообщества крупнее первобытных деревень, объединённых контактом лицом к лицу (а, может быть, даже и они), — воображаемые. Сообщества следует различать не по их ложности/подлинности, а по тому стилю, в котором они воображаются» (Андерсон, 2001, с. 31).

Завершая краткую и не претендующую на полноту сводку возможных причин «неоднозначных» оценок «национализма», следует также упомянуть тезис о «маскировке» классовых противоречий при помощи буржуазно-патриотических химер (так полагают многие марксисты и их последователи), отожествление национализма и ксенофобии (так полагают те, кто не верит, что можно полюбить себя, не оглядываясь на Другого) и, быть может, утверждение о возможности существования лишь т.н. «неумеренного», агрессивного национализма, подкреплённое гитлеровским прецедентом как безальтернативным примером.

Проводите правильные различения, любите себя, Россию и русских, не сводите споры к Гитлеру и читайте дальше заголовков: оставайтесь с Искро́й.

Литература:

  1. Андерсон, Б. (2001). Воображаемые сообщества. Размышления об исто­ках и распространении национализма / Пер. с англ. В. Николаева; Вступ. ст . С. Баньковской. М.: «КАНОН-пресс-Ц», «Кучково поле».
  2. Бауэр, О. (2002). Национальный вопрос и социал-демократия // Нации и национализм / Б. Андерсон, О. Бауэр, М. Хрох и др; Пер с англ. и нем. Л.Е. Переяславцевой, М.С. Панина, М.Б. Гнедовского. М.: Праксис (с. 52 – 120).
  3. Коротеева, В.В. (1999). Теории национализма в зарубежных социальных науках. М.: РГГУ.
  4. Малахов, В.С. (2005). Национализм как политическая идеология. М.: КДУ.
9 октября 2019  ·  3,3 K
Прочитать ещё 10 ответов

Почему сторонники «толерантности» и «мультикультурализма» так нетерпимы к окружающим?

Rustam Ivanov  ·  172
неполиткорректные вопросы на стыке антропологии, генетики, истории, культуры...

Автор вопроса, вероятно, имел ввиду противников свободы слова. Сторонники различных деструктивных идей и идеологий действительно имеют тенденцию быть нетерпимыми к свободе слова. Тенденция противников свободы слова быть сторонникам деструктивных идей и утопий вполне логична и понятна. Ведь если ты уверен в свой правоте, не собираешься лгать и лицемерить, у тебя нет причин опасаться открытых дискуссий.

Яркие примеры атак на свободу слова и убеждений:

  • Предписания смертной казни за отказ от ислама и истерия с «исламофобией».
  • Пропаганда т.н. «мультикультурализма» и обвинения критиков в «расизме».
  • Не способность феминисток вести диалог даже между отдельными сектами.
  • Систематическое удаление комментариев и постов с критикой педерастии некоторыми модераторами TQ.

Разумеется, противники свободы слова не называют себя таковыми, оправдывая свои действия демонизацией противника — нападками на автора слов, а не опровержение утверждений и фактов, приводимых критиком в качестве доказательств своих слов. Левые в лице Герберта Маркузе даже придумали для этого специальный термин. В эссе Маркузе под названием «Репрессивная терпимость» (Repressive Tolerance) от 1965 года утверждается, что для достижения освобождения — по крайней мере, в понимании самого автора — потребуется:

«…отойти от терпимости к высказываниям и собраниям групп и движений… Для восстановления свободы мысли может потребоваться установление новых жестких ограничений на преподавание и прочие практики в рамках образовательных учреждений, которые самими своими методами и концептами служат для ограничения человеческого ума в сложившейся вселенной дискурса и поведенческих установок — тем самым препятствуя изначальной рациональной оценке возможных ей альтернатив».

Для Маркузе, как и для его последователей-современников (многие из которых никогда даже о нем и не слышали), «освобождающая терпимость в таком случае подразумевала бы нетерпимость к движениям правой стороны и терпимость к движениям левой стороны политического спектра». Следуя такому сценарию, всех тех, кто не поддерживает новую систему взглядов, поддают резкой критике, лишают площадок для высказывания, силой отправляют на курсы перевоспитания, унижают, вытесняют из привычного окружения; им даже угрожают насилием, чтобы заставить молчать.

www.youtube.com/embed/3w6WGSNT9qI

8 июля 2017  ·  < 100
Прочитать ещё 6 ответов