Как выглядит семья в 21 веке с точки зрения психологии?

Юлия Морозова
  ·  
4,3 K
Анна Варга  ·  231
семейный психотерапевт

Семьи стали очень многообразным. И это многообразие с одинаковой вероятностью может быть здоровым и функциональным, а может быть и дисфункциональным. Например, появилось такое понятие как «белый брак», когда люди решают, что у них не будет секса друг с другом. Это плохо или хорошо? Или открытый брак, когда у супругов открыто могут быть отношения с другими людьми. Это хорошо или плохо? А еще есть осознанно бездетный брак. Еще есть семьи, где оба родителя работают, а всё остальное, включая детей, находится на аутсорсе. Появились бинуклиарные семьи, когда после развода люди продолжают вместе воспитывать ребенка, новые партнеры находятся в дружественном контакте со старыми. Если людям хорошо вместе, в любом варианте жизнеустройства, ни один не идет на невыносимые внутренние компромиссы ради совместности- то сегодня это считается функциональной семьей.

Таким образом, первая отличительная особенность современной семьи - ее многообразие. Второй важный момент - исчезновение детства. Кроме биологического детства ( до 5-7 лет) есть так называемое социально сконструированное детство: общественные представления о том, кого считать ребенком, чем дети и взрослые отличаются, как обращаться в самом широком смысле с ребенком и т.п. Сейчас социальное детство пропадает. Это следствие глобального процесса смены коммуникативных технологий. Поэтому сам институт воспитания пропадает – на его место приходит «выращивание» ребенка. Ребенок оказывается на вершине семейной иерархии - и в результате из нее исчезают и дети, и взрослые. Потому что взрослые могут существовать в ней как социально сконструированная категория, только если есть детство. Все это приводит к двум негативным последствиям. Во-первых, семья становится детоцентричной (рождается ребёнок – исчезает супружеская жизнь как подсистема). Ребенок начинает всем управлять, а это плохо для него самого - он невротизируется. К нему поступает взаимно исключающаяся информация: с одной стороны, он остается многообразно зависимым от родителей ( маленький ребенок не может о себе позаботиться, без взрослых вне дома может просто погибнуть) , с другой стороны, в своей семье он царь и бог. Из-за этого у него нет адекватного представления о своем месте в жизни, о своих реальных возможностях.

Когда родители «обслуживают» ребенка, не ставят ему границ, подчиняют жизнь семьи детским потребностям, они лишаются такой важной функции, как предоставление надежности и защиты ребенку. Если взрослые не главные в семье, то они и не защитники и не опора для ребенка. Когда начинаешь работать с такой семьёй, понимаешь, что они, выстроив такую перевернутую иерархию, не являются помощниками своему ребёнку, и вообще терапевтический потенциал такой семьи очень низкий. Это очень серьезный вызов для современной семейной терапии.

27 марта 2017  ·  431
Я размышляю, может старая схема семьи развалилась, потому что супруги не делают ставку друг на друга? Делать... Читать дальше
Комментировать ответ...
Реклама
Вы знаете ответ на этот вопрос?
Поделитесь своим опытом и знаниями
Войти и ответить на вопрос
Читайте также

С точки зрения психологии что представляет собой семья?

Коуч по вопросам взаимоотношений М+Ж: Психология семейной жизни и предсемейные отношения...  ·  anastasiagibskaya.com

С точки зрения психологии?!Хм.. Интересно поставлен вопрос... Мужчина и женщина имеют свои психологические особенности, которые выражаются в определенном течении мужской и женской энергии. Энаргия проявляется в качествах характера, которые отражаются на качестве жизни, на уровне жизни. Эти энергии стремятся дополнить друг друга. Так союз мужчины и женщины и возникает. Мужчина и женщина строят отношения для того, чтобы дать эту миру что-то третье...Это могут быть дети, социально полезный проект, деятельность.

19 марта 2019  ·  225

Как развод родителей сказывается на детской психике, и чем они будут отличаться в будущем от детей из полноценных семей?

Cемейный психолог и реставратор в Петербурге, автор сайта https://smogendrr.ru

Семья является довольно гибкой системой, и если из нее пропадает один элемент (чаще всего мужчина), то его функции ложатся на остальных членов семьи.

Многое зависит от качества расставания между родителями.

Если произошел жесткий разрыв отношений, то все функции пропавшего элемента скорее всего лягут на ребенка (выражается в словах "весь в отца пошел" или "мой ребенок точно не будет на него похож"). У ребенка в такой обстановке скорее всего будет расщепление психики (травма), которая будет проявляться в неосознанных попытках изгнать из себя "плохую" отвергнутую отцовскую часть. Тоже самое зеркально происходит, если отец бросает мать с ребенком, и мать принимает на себя вину и ответственность за разрыв. Мать учит ребенка не быть похожим на нее, чтобы не стать такой же жертвой... и это бы сработало, если б она умела иначе... но она учит быть жертвой и ненавидеть себя за это. Осознание и самообладание могут сделать последствия не такими травмирующими для ребенка.

Если же общение между ребенком и ушедшим родителем продолжается, то сторона отвергнутая матерью уже не застывает в ужасе отвержения, а общается с отцом и развивается в тайне от мамы. Есть развитие, но нет интеграции и здорового взаимодействия. Проявляется это в дальнейшем как стремление жить двойной жизнью. Например, когда работаешь на неинтересной, но хорошо оплачиваемой работе, чтобы потом вложить эти деньги в хобби. Или когда для полноценной жизни обязательно нужны и жена и любовница. Или когда копишь много денег, а потом спускаешь их на что-то, не оставляющее значимого следа.

Выше описаны не обязательные последствия, а лишь вероятные. И если вы осознаете связь своих ограничений и пробелов в воспитании ребенка, то ваши шансы вырастить счастливых и любящих детей вырастают многократно.

10 сентября 2015  ·  2,0 K
Прочитать ещё 9 ответов

Как вы относитесь к тем изменениям, которые происходят сегодня в институте семьи?

писательница

Думаю, что институт брака, как и любой другой, переживает серьезный кризис. Христианская семья – это прекрасно, идеал замечательный: два чистых и невинных человека заключают брак и всю жизнь хранят друг другу верность в мире, согласии и взаимном уважении. Но я должна сказать, что за много лет не встретила ни одной пары, соответствующей христианским параметрам. Я знаю несколько крепких браков, но именно христианских – нет.

Тот факт, что семейный институт переформатируется, не вызывает никого сомнения. Противозачаточная таблетка – это большая революция, потому что женщина освободилась от страха нежелательного потомства и стала счастливее. Этот страх отравлял любые любовные отношения. Сегодня женщина стала гораздо спокойнее в этом смысле. Сегодня добрачный секс не является позорным, чудовищным и осуждаемым. Потому что так развивается социум, человеческий вид. Представьте нас сегодня в мире, где женщина может родить 11-15 детей за жизненный цикл! На Земле сегодня и так примерно 6,5 миллиардов. Ученые подсчитали, что планета технически не выдержит больше десяти. Кислород кончится, биосфера перестанет существовать. Виду нужно защищаться. Как? Снижать плодовитость. И она снижается. Эта великая заповедь «плодитесь и размножайтесь», на которой построена наша цивилизация, возможно, должна быть ограничена.

Кроме того, раньше брак скреплялся не только церковным обрядом, но и, в большой степени, необходимостью. Женщина физически не могла одна воспитать детей: мужчина работал, а она «сиську держала». Сегодня женщины стали профессионалами и не нуждаются в том кормильце, в котором нуждались их прабабушки. Эта перемена произошла не только в социальной сфере, но и ментальной, сознательной. Это абсолютно другое состояние женщины. После войны, когда мужчин было мало, многие женщины хотели иметь детей, но даже тогда рождение ребенка вне брака было очень постыдным. Помню московский двор: столик для домино, веревки для сушки белья, качели, тот особый, уже ушедший, дворовый социум. Тогда женщина, родившая вне брака, подвергалась всеобщему остракизму. Какие-то добрые тетки помогали, а остальные относились полупрезрительно.

Самое существенное изменение заключается в том, что человек больше не хочет быть несчастным в браке: если ему плохо, то он уходит. С точки зрения христианской морали нужно терпеть. Я, как дважды разводившаяся женщина, которая живет со своим нынешним мужем уже 40 лет, я понимаю, что методом проб и ошибок можно все-таки выйти на нужный компонент.

16 мая 2017  ·  < 100

Художник XXI века, кто он и какая у него миссия?

Глеб Симонов  ·  14,6K
Поэт, фотограф, создатель архива "Книжница". Темы экспертизы: живопись, литература...  ·  n-e-v-e-r-t-h-e-l-e-s-s.com

Сам факт, что такой вопрос можно поставить, подсказывает одну не очень приятную вещь. Во все предыдущие эпохи люди в принципе знали, что делает художник — иконы, статуи, портреты, выражение своих чувств, революцию в искусстве и т.д. Что делает современный — не знает никто.

Абсолютное большинство художников, чьи работы попадают в общественное пространство (и это именно те работы, с которыми у современного зрителя ассоциируется термин "современное искусство") — этим людям, за редкими исключениями, от 60-и до 80-и лет. Дети послевоенной культуры. Это как Тёрнер, который конечно застал прерафаэлитов, но едва ли его к этому моменту можно было бы назвать современным художником. Во всяком случае, не в том смысле, в котором этот термин сейчас понимаем мы — временной коридор в 21-м веке не тот, что раньше.

Далее есть художники средней волны, примерно 40-50 лет, уже в принципе отточившие собственные практики, состоящие в положительных отношениях с рынком и создающие основной количественный массив всех достойных какого-либо внимания работ. Их хорошо знают интересующиеся, но их общественная связь уже заметно эпизодичнее. А главное — о них конечно всё ещё можно что-либо сказать, но о них уже значительно труднее что-либо сказать. Они оказываются странными полуприсутствующими культурными медиаторами, у которых есть даже не роль, а просто — преемственность.

Нет, они хорошие. Именно их работы возят по всеми миру на биеннале. Только на те же биеннале уже много лет как перестали собирать работы за последние два года. Поскольку когда дело доходит до самых что ни на есть современных и молодых, тех самых, которые наше будущее — стать можно только в ступор.

Единственное, что можно сказать о современном художнике — что он в принципе существует. Наверное, у него есть MFA. Занимается он тем, что делает проект. Иногда у этого проекта есть тема. Лучше бы её не было.

Вот, в общем-то, и всё.

А дело вот в чём. С одной стороны, для художника совершенно нормально, когда его общественная роль следует за его эстетической интуицией. То есть, художник делает не то, что правильно, важно или полезно — он делает то, что хорошо выглядит. А то, что это "хорошо выглядит" затачивается параллельно какому-то мировидению, религиозному, романтическому, революционному или какому ещё идеалу — корреляция, не подразумевающая причинность.

Это совпадение эстетики и сути и создаёт работу. И конечная цель работы всегда состоит в том, чтобы у зрителя внутри возникал эффект, больше всего напоминающий щелчок пальцами. "Троица" Рублёва — щёлк. "Рождение Венеры" — щёлк. "Чёрный квадрат" — щёлк. И так далее.

Но работа не может не иметь сути совсем. Она может её только очень старательно избегать.

Так вот, художники первого послевоенного поколения  — не избегали сути. Им было о чём говорить, и своё совпадение они затачивали всю жизнь. Художники средней волны явно уже отталкиваются больше от чистой эстетики, и суть присутствует там если только пунктиром — в чём не их вина, а просто суть начала исчезать из собственно общественного диалога, и о ней стало намного сложнее пробовать говорить.

А совсем современный художник существует уже в таком вакууме, что и вообще съехал с идеи того, что ему нужно производить щёлкающие работы. Он движется по проложенным тропам актуального и злободневного, и существование своих работ оправдывает одним тем, что это актуальное там присутствует.

Это грубо, тупо, и нахуй никому не нужно.

Но почему это происходит?

Давайте посмотрим честно. Ирония, как главный элемент игры в постмодерне, ушла, поскольку мы начали сталкиваться с вещами, которые нельзя трактовать по-разному. Общественно-социальные вопросы из идеологических стали экономическими, и любая попытка внести туда что-то ещё оказывается неизбежно двухмерной. Личностные переживания не работают, поскольку личность пропала без вести где-то в Первую Мировую. Эстетизация очередного культа точных наук больше не требуется, поскольку точные науки научились сами себя эстетизировать. Материал как суть был слишком недавно. Поп-культура ушла в фольклор. На голый гуманизм мы, кажется, не способны. Насилие отталкивает, да и эпатировать современного зрителя не представляется сколько-нибудь возможным. Чистую феноменологию далеко не протащишь. Религиозного искусства достаточно в прошлом, а про общие духовные вопросы все решили делать вид, что их в принципе не существует.

И вот тут возникает резонный вопрос: и с какой это сутью предлагается работать художнику, если мир в принципе потерял способность о ней говорить?

У нас нет ничего. Опыт двадцатого века лишил нас возможности говорить о чём-либо. Плоскость и бедность на содержание всего, что сейчас создаётся в живописи и скульптуре — всего лишь тождественны плоскости и бедности содержания современного человека. И необходимость задавать вопросы о месте художника в современном мире — тоже симптом не кризиса в искусстве, а кризиса человека вообще.

Единственные хорошие новости тут в том, что в этом состоянии, как оказалось, невозможно долго задерживаться. Мы могли бы постепенно и на долгое время скатиться до состояния, когда вся культура по сути свелась бы к подписям конкистародов на стенах индейских пещер — "это мы, и мы здесь были". Но видимо этого уже не произойдёт (хотя хз, может и стоило бы).

Потребность в сути в мире таки присутствует. В мире искусства она ощущается очень остро. Хотя и недостаточно остро чтобы художники начали уже что-нибудь с ней делать.

А ведь может быть это и есть лучшее, что художник может делать в настоящий момент: напоминать об этой потребности в сути, о необходимости наполнения.

Что на данный момент он делает очень и очень плохо.

Но дальше, может быть, будет лучше.

Прочитать ещё 3 ответа

Почему общество навязывает бред о «второй половинке» и о том, что без брака и семьи не бывает счастья? Что ненормального в том, что человеку комфортно быть одному?

ИВА  ·  16

Общество - это способ сосуществования людей. Принципы построения общества - это свод общих правил, выработанных тысячелетиями. Без разницы, в африканском племени ты или в Букингемском дворце. И там, и там за отказ от выполнения правил ты будешь выкинут за пределы общества. Нарушая правила, ты ставишь под угрозу благополучие, а то и жизнь популяции. Все очень близко к старику Дарвину, хотя и с некоторыми девиациями. Не особо весело осознавать призрачность своей свободы, да?...

6 мая  ·  195
Прочитать ещё 12 ответов