Какой сюжет у картины "Кто боится Вирджинии Вульф"?

Анонимный вопрос  ·  
177
Вы знаете ответ на этот вопрос?
Поделитесь своим опытом и знаниями
Войти и ответить на вопрос
1 ответ
Евгений З.  ·  20,7K
Aequĭtas sequĭtur legem
Действие пьесы происходит одним вечером, когда муж и жена, возвращаясь с очередного скучного приёма, приводят в дом гостей — молодую пару, чьи отношения, казалось, не вышли ещё за пределы взаимного обожания. Они разворачивают на их глазах целый спектакль, ссорясь и осыпая друг друга оскорблениями, открывая шокирующие подробности их совместной жизни и попутно пытаясь... Читать далее
8 июня 2018  ·  < 100
Комментировать ответ...
Реклама
Читайте также

В чем смысл книги Над пропастью во ржи?

Анонимный ответ

Привелигированный подросток (белый, мужского пола, здоровый, из достаточно богатой семьи, у которой есть деньги помлать его в интернат) тоскует с безделья. По заиыслу автора, мы должны ему сочувствовать, но не очень получается, когда подавляющее большинство его сверстников тоскуют не от безделья, а от неуверенности в завтрашнем дне. Им нужна работа не ловца во ржи, а чтобы с голоду не умереть.

Прочитать ещё 2 ответа

О чем фильм Стэнли Кубрика "С широко закрытыми глазами" ?

Roman Sadovsky  ·  364
Киноман со стажем, автор Telegram канала про кино, увлеченный читатель, меломан...
  • Если Вас интересует конкретно сюжет, то в Википедии написано следующее:

Билл и Элис Харфорд — супружеская пара, производящая впечатление счастливых людей, живущих своей размеренной жизнью в полном достатке. Но за фасадом идеальных отношений скрываются потоки ревности, неудовлетворенности, тайных желаний и жажды чего-то запредельного.
Действия фильма разворачиваются в канун рождества в Нью-Йорке. Жена Билла Харфорда в откровенной форме сообщает ему о том, что думает о сексе с другим. Сначала эта новость его очень сильно смутила, но потом он сам начинает думать о новом сексуальном приключении. У него появляется немало возможностей, но он так и не решается на измену жене. Однажды ему удается, без приглашения, попасть на собрание странного клуба, члены которого ходят в карнавальных масках, а их ритуалы перерастают в оргии. Однако Билла разоблачают, и выгоняют с собрания. Он даже не мог себе представить, что посещение этого места навсегда изменит его семейную жизнь.

  • Если же Вы интересуетесь поднятыми вопросами и затронутыми темами, то это одна из самых ценных составляющих хороших фильмов. Возможность самостоятельно думать и отвечать для себя на интересующие Вас вопросы. Для каждого человека главная проблема фильма будет своей, основанной на личном опыте, знаниях и прочем. 

Если ответить сразу и не особо вспоминая фильм, можно сказать, что он об отношениях. Но это лишь часть от всего того, что можно "откопать" для себя при просмотре и анализе хороших фильмов!

Приятного Вам просмотра!

7 июля 2017  ·  < 100

Какие есть потрясающие книги с повествованием от первого лица, вроде Великого Гэтсби или the Catcher in the rye?

Cute Nightmare  ·  12
Маргинал, поэт, любитель кинематографа

В первую очередь, это роман Евгения Замятина "Мы". Интересен как для просто прочтения, так и для глубокого анализа.
Свою технику написания от первого лица оттачивал мастер психологизма Фёдор Михайлович Достоевский. В его рассказах ("Честный вор", "Ёлка и свадьба"), повести ("Хозяйка") и романе ("Бесы") герои ведут повествования, словно живые. Самый выдающийся его роман в плане психологизма, написанный от первого лица,- это "Подросток". Здесь он отточил свою технику до максимума.
Из русской классической литературы могу порекомендовать рассказы Чехова ("Дом с мезонином", трилогия "Человек в футляре"), "Записки охотника" Тургенева и "Герой нашего времени" Лермонтова.
Ещё посоветую "Записки сумасшедшего" Гоголя. 

Если интересна зарубежная литература, а именно Сэлинджер, то обязателен к прочтению его сборник "9 рассказов". Повествование от первого лица ведётся в рассказах "Человек, который смеялся", "Тебе, Эсме- с любовью и убожеством" и "Голубой период Де Домье-Смита".  Многим нравится роман Шарлотты Бронте "Джейн Эйр", который также написан от первого лица. Интересен роман Хемингуэя "Прощай, оружие".

На рубеже XX и XXI века вышло много контркультурных романов, таких авторов, как Ирвин Уэлш и Чак Паланик. Повествование от первого лица ведётся в их романах "На игле", "Преступление", "Порно", "Дерьмо" у Уэлша, а у Паланика "Бойцовский Клуб", "Колыбельная", "Проклятье" и другие.

Советую поискать книги в жанре "эпистолярный роман"- это книги, состоящие из записок героя или писем между двумя персонажами.

9 июня 2016  ·  208
Прочитать ещё 1 ответ

О чем на самом деле повествует картина «Габриэль д’Эстре с сестрой»?

главный редактор журнала "Логос"

В то время, когда была написана эта картина, очень немногие во Франции имели ванную. Общее состояние всех социальных классов XVI и XVII веков можно описать так: они были невероятно грязные. Термы и бани, столь многочисленные в Средние века, давно закрыты по приказу цензоров Реформации и Контрреформации, которые осуждали те места, где мужчины и женщины мылись и встречались для развлечений. Сифилис, скорее всего завезенный из Америки в 1493 году, сделал купальни опасными местами заражения. Вскоре врачи одобрили запрет на купание и даже предостерегали против него: руки должны быть вымыты, как говорил ученый-медик Жае де Рену, но ноги следует беречь от воды, не говоря уже про голову.

Очевидно, последняя вещь, о которой мечтают две дамы на картине, это допустить соприкосновение своих голов и красиво уложенных волос с этим опасным элементом, с водой. Они накрашены, они в жемчугах; и конечно, они не принимают ванну с целью помыться, но исключительно с целью приумножить свою красоту. Вполне вероятно, что ванна наполнена не водой, а вином или молоком, которые с античности служили средством вечной молодости. Или чем-то похуже. Как известно, в 1610 году венгерка, графиня Батори для омоложения купалась в крови убитых девственниц.

Магическая сила приписывалась не только крови, но и другим жидкостям. Купание, действительно, совершалось из суеверия. Астрологи убеждали, что ванну можно принимать только при убывающей луне, а звезды должны быть “горячими”. Считалось, что в канун дня святого Иоанна вода смывала все причиненное зло. Перед Вальпургиевой ночью все виды купальной магии были особенно успешны. Ведьмы готовились к шабашу, принимая ванну. Они топили печь для разогрева воды гнилыми дровами и жгли травы. С тех пор как духовенство запретило не только колдовство, но и купание, эти два греха часто связывались. Считалось, что дьявол совокупляется с ведьмой в ванной и показывает ей в воде отражение ее будущего супруга.

К тому времени, как картина была написана, люди ассоциировали купание не только с магией, страхом заразной болезни и проклятием. Из Италии в Европу пришли идеи и визуальный код Ренессанса, и с ним большое количество обнаженных богинь античности. Во Франции они вошли в моду, и красавицы двора заказывали свои портреты, где они выходят из воды или купаются в источниках в виде языческих богинь, в их славе и красоте. Художники Флоренции и Болоньи украшали комнаты дворца Фонтенбло (что переводится как “красивый фонтан”) богинями и нимфами. Архитекторы разрабатывали целые ванные апартаменты с комнатами отдыха, комнатами для переодевания и мраморными ваннами. Здесь король Франсуа I (1494-1547) повесил лучшую картину из его коллекции: “Мону Лизу” Леонардо да Винчи. Здесь тоже, несомненно, висело большое количество картин, таких как эта: с двумя красавицами в ванной. Их почти не сохранилось. На многих были дорисованы “благопристойные вуали”, а большая часть была сожжена как неподобающие и как “работы дьявола”.

Мы не знаем, кто написал эту картину, она не подписана. Мы можем только предполагать, когда она написана. Прически двух дам в ванной соответствуют моде между 1594 и 1598 гг. Надпись на поздней копии работы утверждает, что блондинка справа - это Габриэль д’Эстре, одна из самых красивых и самых презираемых женщин века, фаворитка короля.

Габриэль д’Эстре была идеалом женщины тех лет: длинные конечности, блондинка с белым цветом кожи. Ее лицо было “гладким и прозрачным, как жемчужина, со всей ее изысканностью и блеском”. Это было написано не каким-нибудь льстивым придворным, а женщиной, которая имела все поводы критиковать Габриэль: Мадмуазель де Гус, соперницей королевской фаворитки. Она продолжает: “Хотя она одета в платье из белого шелка, оно кажется черным в сравнении со снегом ее кожи”.

Конечно, эта бледность поддерживалась искусственным способом. Толстый белый слой косметики был также наложен на ее плечи и грудь. Рот и соски были нарумянены. При дворе утонченных королей Валуа, предшественников Генриха IV, искусство косметики достигло высшей степени изощренности для обоих полов. Дамы по меньшей мере продолжали практиковать эти искусства при новом и определенно плохо ухоженном мужественном короле. Они продолжали выщипывать брови и рисовать на их месте изящную линию; если они не носили парики, то красили волосы белилами и порошками. Чтобы достичь популярного блондинистого цвета, они отбеливали волосы едкой настойкой, а потом открывали их солнцу на несколько дней, заботясь при этом, чтобы солнце попадало на волосы, но не попадало на их белую кожу. Части тела, которые не были покрыты одеждой, закрывались перчатками и масками для лица из шелка или вельвета, когда они ездили верхом или гуляли. Дамы открывали кожу только за толстыми стенами или за шелковыми занавесями.

В то время костюм испанского двора также носили во Франции - жесткая и ненатуральная одежда, продукт враждебности Контрреформации к телу. Женские тела были загнаны в прямые, как трубы, жесткие корсеты и жесткие пышные широкие юбки. Это выглядело так, как будто грудь, талия и бедра не существовали вовсе. Даже на обнаженном теле Габриэль мы можем заметить свидетельство этой моды, так как это тело без изгибов, и даже освобожденное от корсета, оно остается прямым и ровным.

Рядом с Габриэль ее сестра Жюльен д’Эстре, герцогиня Вилларская. Она не отказывала себе в удовольствии сидеть в церкви с обнаженной грудью, когда монах-капуцин, который ей нравился, читал проповедь.

Сидя в ванной, герцогиня Вилларская ласково щиплет один из припудренных сосков сестры кончиками пальцев. Это жест, который совершенно точно призван привлечь наше внимание.

Жест Жульетты де Виллар, нежный и очень интимный, может означать, что сестры состояли в лесбийских отношениях. Но жест не только предполагает лесбийскую связь, для современников это могло означать целиком и полностью совершенно другое: что Габриэль д’Эстре беременна.

Сегодня мы различим на ее животике первые знаки беременности, но круглый животик в любом случае был неотъемлемой чертой женской красоты Средневековья и Возрождения, даже у девственниц были круглые животы. По этой причине на многочисленных картинах, изображающих библейскую Марию и Елизавету беременными, те протягивают руки к телам друг друга, возможно, чтобы почувствовать сердцебиение ребенка внутри. Этот жест был для художников кодом, чтобы показать беременность: художник, который писал эту картину, внес в него неожиданное изменение.

Габриэль д’Эстре ждала ребенка от Генриха IV четыре раза: в 1594 году она родила ему сына, Сезара, затем еще одного сына и после - дочь. В 1599 году она вновь забеременела, и именно ее плодовитость расположила короля к себе. Королева, Маргарита Валуа, с которой он давно жил врозь, не родила ему ни одного ребенка, поэтому он и его государство оставались без наследника. Он усыновил бастардов и признал их как детей, но ни один из них не был удостоен той помпы и пышной церемонии, как рождение ребенка Габриэль. Король считал, что нашел все в одной женщине, Габриэль: вдобавок к плодовитости, “красоту ее форм, скромность, доброту природы и духа”.

Кольцо, которое Габриэль д’Эстре держит над краем ванны, было надето на ее палец королем 2 марта 1599 года. Это было кольцо, которое Франция вверила Генриху IV при его коронации. Он дал его Габриэль, когда та была беременна, как обручальное кольцо: Генрих имел в виду, что она законная жена и королева. Это был возмутительнейший поступок.

Французы ненавидели и презирали фаворитку короля, “королеву грязи”, за ее экстравагантные платья, дорогие украшения (в которых она сияла и блестела), ее балы и ее расточительный стиль жизни, который так контрастировал с простотой самого короля и с нищетой страны. Почти 50 лет гражданской войны, осад и эпидемий оставили свой знак. “Король - порядочный человек, - говорил один рыбак на Сене Генриху, не признав в нем короля в его охотничьей одежде, - но он привел эту ужасную шлюху, которая все рушит”.

Над этим король просто посмеялся. Протест Папы, министров и знати он игнорировал. Он приказал готовиться к свадьбе. Свадебное платье уже было сшито. 5 апреля Генрих послал Габриэль одну, на последнем сроке беременности, обратно в Париж, чтобы провести Пасху там. 8 апреля она отдала приказание отвезти ее в дом тети и там на следующий день родила мертворожденного ребенка. Ее состояние ухудшалось, но ни доктор, ни священник не пришли к ней; все оставили умирающую фаворитку короля. 9 апреля королю сообщили, что она умерла. Фактически, Габриэль д’Эстре умерла 10 апреля “отвратительной страшной смертью: закатившиеся глаза, шея изогнута, голова опрокинута назад”. Когда врачи наконец пришли к ней, они объявили, что это “рука господня”, не осмеливаясь произнести вслух: “рука дьявола”.

Люди увидели в ее смерти прямое вмешательство высших сил. И это отражено на заднем плане этой картины.

Между занавесками мы видим женщину, - вероятно, кормилицу, которая шьет, сидя за столом у камина. Для суеверного глаза современников эта сцена, однако, выглядит прямо противоположной. Тяжелый шелк, красный королевский пурпур или цвет пролитой крови, висит над ванной и на заднем плане в комнате. Огонь жизни едва мерцает в очаге, и Судьба, или ведьма, распускает нить жизни Габриэль. Рядом с ней стоит гроб, покрытый зеленым вельветом, любимым цветом Габриэль. Как мы можем видеть, на картине на стене изображена обнаженная нижняя половина мужского тела, - аллюзия на аморальную связь Габриэль с королем. В зеркале темно, оно не отражает жизни. Это символ смерти, который часто ассоциируется с ведьмами и колдовством.

“Вся колдовская сила рождена похотью плоти, которая ненасытна в женщине”, - декларирует в 1489 году трактат о ведьмах, Hexenhammer, руководство палачей во всей Европе. Среди семнадцати свидетельств, по которым можно опознать ведьму, были “искаженные черты”, “закатанные глаза и отвратительные манеры”. Слухи не замедлили себя ждать после описания внешности Габриэль на ее смертном одре. Вероятно, это дьявол забрал ее, говорили люди. Все знали, что зло любит красивых женщин.

10 февраля 2016  ·  < 100
Прочитать ещё 2 ответа

Почему в сериале "Дживс и Вустер" Берти то и дело выполняет идиотские поручения разных женщин и не может ни в чём им отказать?

Пользователь TheQuestion

Полагаю, сказывается воспитание.

Во-первых, Берти рос в окружении двух тёток. Агата, сама по себе строгая, требовательная и не терпящая возражений, обращается к молодому Вустеру исключительно в приказном тоне. Дэлия также умеет командовать, но главный рычаг её влияния — бесподобный повар Анатоль, со стряпнёй которого она может разлучить непослушного племянника. К такой утрате герой совершенно не готов.

Во-вторых, Бертрам — истинный джентльмен, готовый прийти на выручку, если его о том попросит друг, родственник или заинтересованная в нём дама. Последние беспрестанно снуют поблизости, что легко объясняется положением Вустера в обществе, его родословной, богатством и отсутствием кольца.

И, наконец, Вустер не отличается особым умом (для таких, конечно, тоже есть соответствующий клуб). Берти не знает, когда следует проявлять решительность, и мы видели тому массу примеров. Джентльмен дорожит репутацией, а нерешительный джентльмен — тем паче. Герой не умеет просчитывать последствия отзывчивости на невинные, казалось бы, просьбы.

Из всего сказанного можно заключить, что образ героя целостный и органичный, а происходящие с ним события обусловлены не только комическим настроением сюжета, но и характером данного персонажа, а все реакции Вустера искренние, хотя и могут со стороны выглядеть глупо.

29 марта 2016  ·  < 100