Объясните основные мысли Фромма в его книге «Бегство от свободы»?

Обыкновенный Человек
  ·  
7,7 K
Stanislav Panin  ·  7,3K
Философия, религиоведение, цифровые гуманитарные науки  ·  academia.fzrw.info

В центре внимания Фромма в этой работе вопрос о том, почему люди систематически отказываются от свободы, когда её получают. В частности, она посвящена проблеме тоталитарных режимов и тому, почему такие режимы пользуются поддержкой, несмотря на то, что люди склонны декларировать свободу как ценность, за которую стоит бороться, и даже вполне себе сражались за нее в ходе различных революций. Книга была написана в 1941 году, поэтому автор уже не только пронаблюдал всю эволюцию нацистского режима в Германии, но и к моменту написания книги уже видел своими глазами его последствия в виде начавшейся в 1939 мировой войны.

"За годы, прошедшие со времени победы фашистских режимов, ... нам пришлось признать, что в Германии миллионы людей отказались от своей свободы с таким же пылом, с каким их отцы боролись за нее; что они не стремились к свободе, а искали способ от нее избавиться; что другие миллионы были при этом безразличны и не считали, что за свободу стоит бороться и умирать", - писал Фромм.

Собственно, это и есть постановка проблемы - проблемы, над которой, к слову, помимо Фромма будут работать и некоторые другие очень важные авторы, в частности, можно вспомнить работы Ханны Арендт, Жана-Поля Сартара, Пола Файерабенда и Мишеля Фуко. Все эти авторы, включая Фромма, анализируют причины формирования тоталитаризма и распада демократических обществ с целью понять, в чем состоит проблема и какие средства нужно применять, чтобы сделать демократический режим устойчивым.

Каждый автор предлагает взгляд на этот вопрос через свою призму. Ответ Фромма состоит в том, что истоки проблемы психологические и коренятся в той дополнительной нагрузке, которая свобода и прогресс несут с собой. Со времен средневековья, рассуждал Фромм, условия жизни человечества изменились во всех сферах: новые социальные условия принесли не только свободу, но и индивидуализм, атомизацию общества, а также такую неприятную штуку как ответственность за принимаемые решения, которая, как оказалась, прилагается к свободе.

Все это рождает в человеке чувство страха и одиночества, чувство того, что он теперь "сам по себе". А это чувство очень неприятное, и человек всячески стремится его избежать.

"Физиологические потребности - это не единственная необходимо присущая, императивная часть натуры человека. Есть еще одна, столь же непреодолимая; она не коренится в физиологических процессах, но составляет самую сущность человеческого бытия - это потребность связи с окружающим миром, потребность избежать одиночества. Чувство полного одиночества ведет к психическому разрушению, так же как физический голод - к смерти".

И тут, вуаля, на арену выходят современные тоталитарные партии, которые предлагают очень удобную сделку: отказаться от не очень-то приятной свободы в пользу тоталитарного режима и взамен получить чувство общности (национальной, партийной, государственной принадлежности), коллективную ответственность вместо индивидуальной (у меня был приказ, это было партийное решение и т.п.), национальную гордость и прочие плюшки. То есть, тоталитарные лидеры как бы говорят: "Вы в надёжных руках, с вами надёжные однопартийцы; вам не надо ни о чём думать, партия решит всё за Вас".

"Когда нарушены связи, дававшие человеку уверенность, когда индивид противостоит миру вокруг себя как чему-то совершенно чуждому, когда ему необходимо преодолеть невыносимое чувство бессилия и одиночества, перед ним открываются два пути. Один путь ведет его к "позитивной" свободе; он может спонтанно связать себя с миром через любовь и труд, через подлинное проявление своих чувственных, интеллектуальных и эмоциональных способностей; таким образом он может вновь обрести единство с людьми, с миром и с самим собой, не отказываясь при этом от независимости и целостности своего собственного "я". Другой путь - это путь назад: отказ человека от свободы в попытке преодолеть свое одиночество, устранив разрыв, возникший между его личностью и окружающим миром". 

Но тоталитарные режимы - не единственный путь. Как видно из цитаты выше, есть альтернатива. Нам вовсе не нужен тоталитарный лидер, чтобы по-настоящему связать себя с другими людьми. Вместо иллюзии связи, которую даёт инфантильная симбиотическая связь в партии, мы можем выбрать сложный, но более правильный путь: взрослеть, брать на себя ответственность, учиться выстраивать отношения с другими людьми как самостоятельные, свободные, взрослые люди. Именно этому свободное общество должно учить своих граждан.

31 июля 2017  ·  1,7 K
Комментировать ответ...
Реклама
Читайте также

Можно ли оправдать главного героя «Постороннего» Альбера Камю?

Глеб Симонов  ·  14,7K
Поэт, фотограф, создатель архива "Книжница". Темы экспертизы: живопись, литература...  ·  n-e-v-e-r-t-h-e-l-e-s-s.com

Дело в том, что в условиях самой повести — герой Мерсо в некотором роде самооправдан.

Камю — это, с одной стороны, продолжение линии французского морализма, с другой — в лице Камю у этой линии нет системы, поскольку Камю не верит в рациональную, чётко на чём-то одном стоящую, поддающуюся описанию мораль. Она есть, она находится и защищается, она постоянно стоит в оппозиции ко всему, находящемуся вовне. Но об этой морали нельзя ничего сказать.

Очевидно, что она не укладывается ни в идеализм веры, ни в прагматизм истории. Откуда она в таком случае может взяться — именно это и пытается выяснить Камю в "Постороннем".

Для героя Мерсо жизнь проходит в условиях такого искаженного просветления. С одной стороны, он пребывает всё время в текущем моменте, и для него не существует ничего, кроме вещей, предметов, того, что можно ощутить и потрогать. Он видит прямо, говорит точно и сухо. Он не всегда знает, что его касается, но он точно знает, что его не касается — и в первую очередь это всё абстрактное, идейное, теоретическое. Всё за пределами него самого, всё, работающее на символах. Даже идея загробной жизни для него зависит от воспоминаний о жизни земной.

При этом, его состояние трудно назвать блаженным. Его взаимодействие с миром характеризуется апатией, невнимательностью, неспособностью диалога. Он плохо понимает ощущения и намерения других людей. Предметы, из которых состоит его мир — имеют только самые базовые, самые примитивные свойства. Всё, что он ощущает, практически не приподнимается из-под толщи этого сонливого безразличия, и почти единственное, что вызывает в нём интенсивное чувство — это алжирская жара, раскалённое солнце, и заливающий глаза пот — по причине которых, как он потом скажет, он и совершил убийство.

Это нелепое оправдание, но даже оно избыточно. В модели Камю у явлений нет причин и нет следствий, всё просто происходит — не почему-то, а с кем-то, и единственное, что этот кто-то может делать в ответ — это как-то подстраиваться под происходящее, пытаться найти какой-то собственный смысл в заранее бессмысленных обстоятельствах.

Смерть в любом случае всё уравнивает. Так что можно делать всё, что угодно, но сделать всё равно ничего нельзя.

Вопрос неизбежно в том, что в таких условиях нужно делать. Как это что-то выбрать.

Мерсо считает, что он прав, поскольку, по его словам, он сам это выбирал — и для него это основной критерий морали и главный критерий жизни. Это чем-то ницшеанское, чем-то кьеркегоровское преломление — конечно ущербно, поскольку в конечном итоге всё равно приводит его на казнь, и отнюдь не за какую-то правду, а лишь за то, что Мерсо, в горячке и безо всякой на то причины сделал в сторону араба один лишний шаг, спровоцировав бессмысленное кровопролитие.

Можно ли это оправдать — наверное, нет. Но важно другое.

Важно, что прорыв Мерсо происходит не после убийства, а после диалога со священником в последнюю ночь перед казнью. Только тогда Мерсо впервые формулирует, почему именно он прав. Фактически, он впервые за весь текст начинает действительно говорить. Эта речь тоже оборавана, она происходит кусками и не несёт какого-то конечного смысла, какой-то настоящей осмысленности, поскольку она всё равно ни на чём не может стоять — но после этого Мерсо становится легче. Он примиряется с миром, и впервые наконец начинает чувствовать его с той достаточной интенсивностью, которой уже действительно можно поверить.

Иными словами, Мерсо нашел свой смысл, и для Камю этот акцент важнее.

Оправдание и неоправдание лежит уже в другой плоскости — о которой Мерсо, по его словам, просто никогда не задумывался.

18 марта 2017  ·  370
Прочитать ещё 1 ответ

Практичны ли книги Роберта Грина: "48 законов власти" и "24 закона обольщения"? Действительно ли советы, дающиеся автором, помогают в дальнейшей жизни?

Сергей Шамов  ·  3,8K
Пользователь TheQuestion

Не напрямую. Использовать эти законы точно так же, как используются формулы в математике и физике, не получится. Но поскольку законы в этих книгах детально разобраны на конкретных примерах, практическая польза от их чтения есть. Малозначительная информация со временем забудется. Имена персонажей, точные формулировки законов и всё такое прочее очень быстро из головы вылетит. Но в памяти останутся некие узнаваемые шаблоны ситуаций. И это может очень помочь в дальнейшей жизни.

Это работает примерно так же, как и сериалы про мошенников и аферистов. Например, "Воздействие" ("Leverage"). У них там даже и прикольные названия для стандартных схем предусмотрены. Никто не застрахован от того, чтобы попасть в подобную ситуацию в реальной жизни. И если человек ранее смотрел этот сериал, то он сразу вспомнит, что он уже где-то такую ситуацию видел. Опыт чужих ошибок - это тоже опыт. И он не менее полезен, чем собственный.

18 ноября 2017  ·  < 100
Прочитать ещё 1 ответ

Экзистенциальный кризис - это осознание, что жизнь не имеет смысла? Тогда зачем бороться с ним, раз это истина?

Кандидат философских наук, директор Центра изучения и развития межкультурных...

Совершенно справедливо. Если считать истиной, что жизнь не имеет смысла, бороться с переживанием бессмысленности тоже смысла нет.

Позволю себе цитату:

“Великая Тоска, с которой всё началось, никуда не делась. Она было ослабла, но потом началась вторая волна. Однако же все к ней потихоньку адаптировались и кое-как перебивались. Так что многие даже решили, что смысл не очень-то и нужен — и без него можно обойтись. А если кому совсем тяжело стало без смысла, то можно заняться реконструкторством. То есть делать вид, будто у них есть смысл, как в прошлые времена, и разыгрывать целые сценки со смыслом, в том числе массовые, а потом возвращаться к обычной бессмысленной жизни. Отличная вышла психотерапия. Психологи, кстати, тоже подключились и подробно объяснили, что смысл ненаучен, что это полностью искусственная конструкция, что это лишь избыточный нарост в ходе эволюции, что смысла на самом деле никакого никогда и не было, что это всё просто иллюзия для саморазвлечения и попытка избежать мужественной встречи лицом к лицу с безликой пустотой бытия. В общем психическое отклонение”. Отсюда.

17 часов назад  ·  < 100
Прочитать ещё 2 ответа

Какая критика существует на труды Эриха Фромма? Как его оценивают в современной социологической и психотерапевтической практике?

Олег Герт  ·  12,0K
Практикующий психолог. Онлайн-консультации, коучинг, терапия: vk.com/psyholog_...

Фромм весьма точно обозначил современные социально-психологические тренды, явно сформулировал одну из основных проблем человека эпохи постмодерна - бегство от свободы, чему посвятил отдельную книгу. Весьма точно у него отражена психология консьюмериата, зарождению которого он был современником.

Для того периода времени, в котором работал Фромм, он, безусловно, выступил не только выдающимся социологом, философом и психологом, но и в известной степени провидцем.

Сколь-нибудь внятная и рациональная критика его идей, вероятно, возможна станет со временем - когда (и если) намеченные им тенденции начнут сходить на нет, а его предсказания будут оказываться неверными. Пока же мы наблюдаем развёртывание в реальности именно тех трендов, о которых писал сам Фромм и его единомышленники.

8 мая 2017  ·  < 100

Мы открывали Маркса каждый том, как в доме собственном Подразумевал ли здесь Маяковский стеб марксистской теории о уничтожении частной собственности?

Врач-ветеринар

Отходите от клиповости восприятия. Революция и флешмоб-разные вещи, теория Маркса и стеб тоже. Маяковский и его современники-и даже нынешние ваши современники-изучают его работы всерьез. А то что собственность уже мещает развитию цивилизации тоже довольно очевидно

26 декабря 2018  ·  < 100