Чем знаменит вклад Антона Павловича Чехова

Toha Krilov
  · 896

А.П. Чехов стал одним из самых ярких писателей-модернистов и внес огромный вклад в развитие этого направления в литературе. Дело в том, что Чехов внес в повествование несколько специфических новаций, которые отчасти были заимствованы другими писателями, отчасти стали маркерами всего модернистского направления. В первую очередь, Чехов придумал и воспроизвел прием, который сейчас называют "потоком сознания". Этот прием характеризуется тем, что персонажи воспроизводят свои мысли, эмоции, рассуждают вне логического контекста и четкого повествования. Таким образом текст становится более близким к читателю (кстати, этот метод развил Джойс в своем знаменитом "Уилиссе"). Также Чехов перестал вставлять в конце произведений какую-либо мораль, что было совершенно нетипично для литературы того времени. Чехов оставляет читателя со своими мыслями, позволяет ему самому понять, кто прав, а кто виноват, кроме того, в его произведениях это не всегда очевидно, даже скорее почти никогда.

Произведения Чехова были переведены на множество языков мира, и он является одни из трех самых популярных русских писателей зарубежом, поскольку без него модернизма как направления не было бы.

10 марта 2019  · 1,0 K
Комментировать ответ…
Вы знаете ответ на этот вопрос?
Поделитесь своим опытом и знаниями
Войти и ответить на вопрос
Читайте также

Что вы думаете насчет Революции 1917? Принесла ли она России мир и спокойствие или люди стали жертвой революции?

Пенсионер, философ-дилетант, придерживаюсь марксистско-ленинского мировозрения

Иногда сам вопрос составлен так, что на него невозможно ответить верно ни согласившись, ни отрицая.

Дело в том, что если говорить о феврале 1917 г., то претензий к нему практически нет, хотя он во многом и послужил триггером для последующего развития событий; во всяком случае временному правительству не удалось обуздать стихию как оно ни старалось.

Что же касается Октября, о котором по всей видимости и задан вопрос, то он изначально не предусматривал никакой обывательской успокоенности и благополучия, наоборот это был порыв на пределе человеческих сил, самопреодоления потребительского мировосприятия.

Посмотрите фильмы "В огне брода нет", "Коммуниста", перечитайте Маяковского например "Клопа" или "Баню". Можно перечислять и перечислять. И это помимо изъятого из школьной программы и замещённого Солженицыным Николая Островского с его "Рождёнными бурей" и Павкой Корчагиным. Октябрь делался такими как они и для таких, а не для примазавшейся к победителям обывательской шушеры.

"Покоя нет, покой нам только снится./ И мчится вскачь степная кобылица, / И мнёт ковыль…"

20 июня  · 9,1 K
Прочитать ещё 27 ответов

Как проявляется отношение к окружающим Павла Петровича Кирсанова?

alice20148,8K
Мои интересы: разнообразны, но можно выделить следующие: литература, история...

Павел Петрович Кираснов - настоящий чопорный аристократ, к окружающим относится с некоторым высокомерием и превосходством, презирает тех, у кого не дворянское происхождение, демонстрируя ледяное спокойствие, подчеркнутую вежливость и выдержку, но все же заметно раздражается, когда проигрывает в спорах Базарову; простой народ для него и вовсе непонятен, словно люди из другой страны, он даже не знает, как разговаривать с простыми крестьянами, только морщится и нюхает одеколон при виде них.

5 февраля 2019  · 9,8 K

Почему во всем мире вдруг исчезли писатели уровня Толстого, Шолохова, Хемингуэя?

Основатель проекта Zotopatique. Литература, культура, кино, репрессии  · vk.com/zotoculture

Никуда не исчезли. На мой взгляд, как бы это ни было несправедливо и жестоко, но в большей мере ценители литературного таланта не появляются среди современников.
К тому же, для корректности ответа стоит определиться в терминах. О каком именно уровне идет речь?
Если мы говорим об уровне таланта, замечу, что не всегда одарённый писатель становится широко известным. В некоторых случаях можно говорить о большой литературной удаче. К сожалению, мы серьезно недооцениваем многих авторов, даже хотя и ставших известными, но не достигших в глазах общества статуса писателя уровня Льва Толстого. А что говорить о современниках?
Обратная история. Литература - дело вкуса. Я, например, могу сказать, что перечислен ряд известных писателей, но продолжу его по-своему, и вряд ли мой список будет совпадать с каким-либо другим.
Также можно говорить об уровне известности, и вновь мы будем возвращаться к вопросу о вкусах и предпочтении.
Есть масса современных авторов, получивших признание уже на сегодняшний день. В России, на мой взгляд, лет через сто будут считаться классиками Пелевин или Яхина. Время расставит все по своим местам.

28 июня 2019  · 19,3 K
Прочитать ещё 21 ответ

О чём могла быть пьеса Чехова в наши дни?

филолог, эксперт в области русского языка и литературы.   · yandex.ru/uslugi/profile/SvetlanaG-881136

Я думаю, Чехов не стал бы изменять себе и написал, как всегда, о Человеке. О том, как быстро лишается он в этом мире своего главного христианского предназначения – любить и менять этот мир к лучшему. Как быстро он превращается в свинью в своей зоне комфорта, как герой «Крыжовника», или в скупердяя, как Ионыч. А ведь мог бы стараться жить иначе… Может и должен! Чехов и сегодня писал бы о том, как важно «вытравить из себя по капле раба», и делать это нужно всю жизнь, наслаждаясь процессом. Любого раба – других людей, времени, денег, предрассудков. И о том, что мы никогда не слышим друг друга, он бы тоже, наверное, написал…

26 ноября  · < 100
Прочитать ещё 2 ответа

«Остров Сахалин» Эдуарда Веркина и А. П. Чехова. Классика против современности. Или заодно?

Писатель, редактор сервиса электронных и аудиокниг ЛитРес. Заглядывайте в мою...

Давно отложила «Остров Сахалин» Эдуарда Веркина – это классный писатель, за чьим творчеством я слежу с детства. У него слегка агрессивный стиль и полное отсутствие страха травмировать хрупкую психику своих молодых читателей. Тем более захотелось познакомиться с произведением, которое он написал для взрослых. Но для начала я решила (и чертовски довольна таким выбором) прочитать…

«Остров Сахалин», Антон Чехов

image.png

Это своеобразный литературный отчет Чехова об его экспедиции на остров. Для меня эта книга стала прекрасной возможностью познакомиться с «серьезным» Чеховым, а не только с его рассказами. Вскоре нужно будет прочитать его «Черного монаха» – говорят, довольно мрачная вещь. «Остров Сахалин» тоже не из легких.

Антон Павлович составил книгу из своих впечатлений, статистических данных и из разговоров с местными жителями. Он приоткрыл окошко в жуткий, но невероятно разнообразный мир каторги: в одном селе живут картежники, которые зарабатывают исключительно азартными играми, в другом – убийцы, к которым лучше не поворачиваться спиной. С одного края Сахалина женщин почитают и любят, потому что они – редкость на острове, в другом же краю их едва ли ставят выше скота. Чехов был бы прекрасным журналистом: в каждом человеке, о котором он пишет, ему удавалось найти какую-то емкую деталь. Ничего лишнего, никаких пустых историй – только яркие моменты и факты из тяжелой жизни каторжан и свободных людей, которые не могут покинуть Сахалин.

Осадок после книги остался тяжелый. Тут и вставки с описанием телесных наказаний, и рассказы о людях, которые до конца жизни вынуждены гнить в одной большой тюрьме. В большинстве случаев заслуженно – но от этого не менее жестоко. Не могу представить человека, который в здравом уме поехал бы на Сахалин «просто так», а ведь Чехов провел там по собственной воле три месяца.

Книга тяжелая, поначалу скучная (это во многом из-за статистических вставок, но потом и в них начинаешь видеть всю суть), но потом невероятно цепляющая. Прочитана за ночь, осмысляю до сих пор.

«Остров Сахалин», Эдуард Веркин

image.png

Как я уже писала, просто замечательно, что я прочитала Веркина сразу после Чехова. Не знаю, как это произведение можно воспринимать в отрыве от работы классика – тут столько отсылок, продолжения мыслей и даже, как мне показалось, подражания стилю… и все аккуратно, без перебора и без пародии. Единственное – начинать было тяжело. Дней пять я засыпала на первых 50 страницах. Потом все-таки пробила стену – и не пожалела.

Если коротко, суть книги Эдуарда Веркина: на земле произошло много катаклизмов, военных действий и биологически опасных вспышек. Появился вирус мобильного бешенства. Население планеты почти вымерло, в том числе русские (гг – потомок славянского народа). Главной нацией стали японцы, прибравшие к рукам остров Сахалин. Теперь тут не просто каторга – это настоящий ад под открытым небом. Сюда-то и отправляется главная героиня – Сирень. Она футуролог и должна пройти путь, схожий с дорогой Чехова: нужно познакомиться с местным населением и на основе увиденного попробовать предсказать будущее.

Человечности среди каторжан, которую так активно искал и находил Чехов, не осталось. Теперь на Сахалине живет сплошное зверье в человеческом обличье, то же касается не только заключенных, но и их надзирателей. Убить «по приколу» – это нормально, нет никаких мер, направленных на исправление заключенных. Даже наоборот, каждому известно, что Сахалин – это место наказания, а не исправления. В тюрьмах есть специальный «негр» в клетке – местное развлечение. Китайцев и корейцев заставляют переплывать море под обстрелом пулеметов, чтобы дать им шанс попасть на каторгу – они просто еще не знают, на что соглашаются. У почетных гостей острова, в том числе у Сирени, есть привилегия убивать, кого вздумается, кроме свободных людей – впрочем, если сильно хочется, то можно и их.

Если у Чехова была гнетущая атмосфера, то Веркин возводит ее в абсолют. И это шикарно. Шикарно прописан быт, люди, какие-то выдуманные детали – о которых ни за что не подумаешь, что они выдуманные, если бы не указанный жанр книги – антиутопия. Он емко и во многих моментах без лишних деталей рассказывает о смерти. Понравилось, когда одного из главных героев убивают без лишней драматургии, просто «Такой-то убил такого-то». От авторского равнодушия как-то не по себе – классный прием.

Все было прекрасно ровно до середины книги, пока сюжет был весьма условный. Мы просто наблюдали за Сиренью и ее путешествием по острову, за ее общением с местными, наблюдениями порядков на острове. Потом случилось землетрясение, распространение мобильного бешенства, появились зомби и прочий, на мой взгляд, совершенно лишний экшн. Впервые вижу книгу, в которой активные действия и сюжет читать в разы скучнее, чем «бытовуху» и диалоги. Нет, это вовсе не плохой текст – Веркин умеет делать замечательные сюжеты. Просто на фоне прекрасного обыгрывания Чехова все последующее действие показалось совершенно лишним, лишь бы читатель не заскучал. Забавно, что как раз с этого момента я и начала скучать.

  · 75,6 K