Какие основные черты присущи современному терроризму?

Анонимный вопрос  ·  
690
Вы знаете ответ на этот вопрос?
Поделитесь своим опытом и знаниями
Войти и ответить на вопрос
Читайте также

Способна ли литература быть формой сопротивления терроризму?

Глеб Симонов  ·  14,7K
Поэт, фотограф, создатель архива "Книжница". Темы экспертизы: живопись, литература...  ·  n-e-v-e-r-t-h-e-l-e-s-s.com

Предуведомление. Мне довольно некомфортно высказывать эту мысль. Во-первых, я не уверен, что она правильная, а во-вторых, я бы предпочёл чтобы она правильной не была.

В общем, литература, которая поставит себе задачей полностью осмыслить сегодняшний терроризм, сама станет террористической.

Литература, и искусство вообще — всегда предлагают человеку какие-то системы интерпретаций. Часть этих интерпретаций заимствуется — и в том, как они заимствуются, присутствует элемент такого Святого Христофора, который изначально пустился в странствия чтобы служить самому сильному хозяину. Первым был царь, вторым была смерть, третьим был Христос в форме мальчика на плечах.

Так вот, причина, по которой западной цивилизации требуется осмысление терроризма — та же, по которой Святой Христофор ушел от царя к смерти. Потому что царь её боялся. Из чего Святой Христофор рассудил, что смерть являлась более сильным хозяином.

И точно так же, если искусство этим осмыслением всерьёз займётся, начнёт ставить бок о бок две системы интерпретаций — западной цивилизации и сегодняшнего терроризма — то хотя мировидения терроризма абсолютно морально неприемлемы, вставать нужно будет на них. Что сделать далеко не просто — это настоящее другое, аналогов которому внутри цивилизации не найти, а аналоги за её пределами немедленного осмысления не требуют.

При этом терроризм всё равно будет осуждаем, да, разумеется. Но я не представляю себе книги о терроризме, которая одновременно и целиком бы его осмысляла, и не имела бы его хотя бы частичного оправдания. Не только потому, что в современной культуре присутствует сильная склонность к амбивалентности — но есть и другой момент, в свою очередь очень связанный с тем, почему осмысление терроризма в принципе необходимо:

Просто мы и они являемся результатами движения одной и той же истории, одних и тех же давлений. Мы и они — не просто живём в одном мире, но мы взаимообразуемы. Может быть с 11-го сентября, а может быть и со времени европейского колониализма, тут уже как считать. Открещиваться от этого — бесполезно. Называть нас разными биологическими видами, людьми разных веков или ещё как угодно пытаться развязать ситуацию каким угодно отрицанием или отчуждением, чем угодно кроме как вливанием всего этого в себя — не работает. Мы уже пробовали. Не работает.

Именно поэтому искусство переметнётся — для полного погружения. И именно поэтому ни одного полного погружающего труда на эту тему ещё не написано: любой, кто понимает, во что ему нужно влезть, чтобы иметь возможность хоть что-то об этом сказать, понимает также, что для него как для человека — это дорога в один конец.

(Так что вот, если кто хочет стать великим писателем — вот вам тема)

Но самое страшное даже не это. Самое страшное в том, что если бы Святой Христофор не ушел служить смерти, он бы никогда не узнал, чего же она боится. Кто же тот самый сильный хозяин, для встречи с которым странствующий монах поставил Христофора несколько лет батрачить в месте особенно сильных водоворотов.

И это, с одной стороны, подводит нас к неминуемому пиздецу, который, я уверен, рано или поздно как-то себя проявит — что кому-то придётся разбираться с этой темой, и, возможно, себя для этого погубить — а с другой, в очередной раз показывает феноменальную силу искусства как пищеварительной системы мирового духа: оно может проглотить яд, переосмыслить его и вывести, отышачить сколько требуется времени в качестве компенсации за историю своих исканий, и рано или поздно самый сильный хозяин явится к нему сам.

Другое дело — что к тому моменту история наверняка уже подкинет нам что-нибудь новое.

29 октября 2016  ·  < 100
Прочитать ещё 1 ответ

Кому выгодно существование террористических группировок? Почему они еще существуют, если с терроризмом борется весь мир?

Не нуждаюсь в представлении.

Не знаю почему Рустам Ибрагимов выбрал меня для ответа на данный вопрос, так как я не являюсь экспертом в геополитике, да и вообще стараюсь держаться от всего этого по дальше, но сегодня, когда громыхнуло практически под окнами моего дома, после всех назначенных дел и встреч, вечером и по данную минуту я вышел гулять по району как раз с размышлениями о том что сейчас происходит в мире в целом, поэтому спасибо за вопрос. Что ж погнали.

В современном мире, чтобы объявить войну другому государству, совсем необязательно посылать против него авиацию,пехоту,флот,применять ядерное оружие. Серия недорогих, в масштабах государств, но кровавых терактов может привести к тому, что народ этой страны сам выйдет на улицы и потребует от власти уйти в отставку, раз она неспособна обеспечить безопасность граждан. Так же террористическая атака – это мощное психологическое воздействие на граждан которое несет цель раскола общества на множество лагерей и мнений. Сегодня в середине дня опубликовали фото предполагаемого террориста, который пару часов назад явился в полицию и в итоге скорее всего окажется непричастности. Так вот в моей ленте новостей несколько человек репостнули фотку этого типа с подписями "ищем шакала" и тд и вот под этими записями разводились срачи на 100 комментов +. Поэтому новостным агентствам и СМИ надо внимательней относится к полученной инфе и в погоне за трафиком не гнаться за вбросами. Так же теракты - это удар по экономике страны, в которой он произошел, перечислять по пунктам не буду вариантов здесь больше чем один. Из всего вышеизложенного я пришел к выводу, да и не я один наверно, что терроризм - это прежде всего бизнес, большей бизнес. Спрос рождает предложение. Если метро взрывается или в толпу врезается грузовик - значит это кому-нибудь нужно.

4 апреля 2017  ·  < 100
Прочитать ещё 1 ответ

Каковы основные идеи структурализма и постструктурализма в культурологии?

помидор

Я бы хотела отметить, что культурологий как минимум две. Одна из них сформировалась в СССР в 1960е и испытала большое влияние советской филологии и лингвистики. Другая - cultural studies - примерно тогда же в Британии, в Центре современных культурных исследований (т.н. "Бирмингемская школа"), и оттуда разошлась по Европе и всему миру. Одной из ключевых фигур этого движения был марксистский социолог и культуролог Стюарт Холл. В более широком смысле "культурологией" можно назвать любые подходы к изучению явлений человеческой культуры. Западная культурология отличалась от советской, в частности, сильной политической вовлеченностью и особым вниманием к вопросам массовой культуры, идентичности и власти.

Структурализм возник из лингвистики Фердинанда де Соссюра. Соссюр рассматривал язык как знаковую (семиотическую) систему, значения которой существуют благодаря структуре различий между элементами. Язык не отражает объективный мир, он создает значения с помощью серий различий между элементами и знаками. "Знак" сам состоит из различия между "означающим" (последовательностью звуков или букв в слове) и "означаемым" (идеей того, что означается). То есть, например, никакие два человека не смогут произнести "а" совершенно одинаково, но это неважно - "а" это "а", потому что не "о", не "у" и т.д. Точно так же "кот" - потому что не "кит" и не "шкаф", а "верх" - потому что не "низ" и т.д. Важно заметить, что знак произволен и никак не связан с объективным миром - означаемое это идея внутри знаковой системы, а не референт. Произвольность делает язык вневременной системой - произвольные означивания историчны, но сама структура аисторична, поэтому ее можно исследовать с помощью синхронического анализа.

Соссюра интересовала в основном лингвистика, но такая его концепция структуры как системы отношений между элементами стала центральной концепцией структурализма в целом. Позже она перешла в социальные дисциплины, и в культурологию в т.ч. Различные исследователи (например, Ролан Барт) анализировали культуру как если бы она была знаковой системой, обладавшей структурой, подобно языку в соссюровском понимании.

В СССР структуралистские методы в культурологии использовала Тартуско-Московская семиотическая школа, основанная Ю. Лотманом. Ее представители рассматривали и исследовали культуру как знаковую систему, имеющую различные социальные функции, например, поддержание солидарности групп (что напоминает концепцию структурного функционализма в социологии).

Постструктурализм, возникший как реакцию на структурализм, очень приблизительно можно охарактеризовать как критику идеи структурализма об универсальных структурах, скрытых в языке и других социальных практиках. Также можно отметить историзм (диахронизм), динамику, размытость значений, плюрализм и конструкционизм постструктурализма против аисторизма, статики, четкости, иерархичности и эссенциализма структурализма.

Из-за невозможности постоянных структур, особый интерес для постструктурализма представляет идентичность - если не действует система различий и отношений между элементами, то не может быть и четких означиваний, ни в языке, ни в культуре (которую, как мы помним, структуралистская культурология рассматривает подобно языку). Например, даже отношение "мужчина (потому что не женщина)/женщина (потому что не мужчина)" становится проблематичным. Одним из важнейших представителей такого подхода к критике структурализма был Деррида, использовавший деконструкцию, différance, trace и другие страшные слова.

Еще один важный для постструктурализма вопрос - власть. Фуко считал, что власть может стабилизировать постоянную игру и текучесть означиваний, превратив ее в "дискурс" - динамическую систему властных отношений, реализованную через язык/знание и высказывания, означивающую социальные практики, дающую возможность понять их тем или иным образом. Язык и культура неотделимы от власти, некоторых случаях Фуко неявно использует "дискурс", "язык", "знание" и "власть" как синонимы. Стюарт Холл отмечал, что cultural studies аппроприировали идеи и концепции Деррида, Фуко и некоторых других исследователей, и их влияние сложно переоценить.

Подводя итог - выделить какие-то "основные идеи" этих явлений в культурологии непросто, особенно в случае с постструктурализмом, если не использовать совсем общие фразы вроде "основная идея структурализма в культурологии - идея структуры знаковой системы культуры".

28 июля 2015  ·  355

Кто и когда придумал терроризм?

инженер

Политические убийства, как способ достижения цели, существовали всегда. Однако масштабной идеологией они стали впервые, пожалуй, в XIX веке в России, с появлением партии "Народная Воля", созданной в 1879 году, в результате политического кризиса в партии "Земля и Воля". Члены ее выступали за радикальные и немедленные преобразования и решение русского "земельного вопроса", в том числе путем политических убийств и террора вообще. Тогда же началось создание и подведение идеологического базиса под эти взгляды. Таким образом, можно считать, что политический терроризм как идеология родился в России.

17 ноября 2015  ·  < 100

Какие основные проблемы современного религиоведения?

Stanislav Panin  ·  7,3K
Философия, религиоведение, цифровые гуманитарные науки  ·  academia.fzrw.info

Некоторые характерные общие проблемы, которые решает современное религиоведение, включают:

  • определение религии, т.е. границы религиозного и не религиозного, ближайшее практическое приложение - ответ на вопрос, какие организации регистрировать в качестве религиозных, а какие нет;
  • возникновение религии проявляется во многих аспектах: (1) археологическом (обнаружение древних религиозных объектов, понимание того, когда и как люди начали практиковать религию), (2) психологическом (какие аспекты психики связаны с религиозностью, как их можно осмыслить в перспективе эволюицонной биологии и т.д.), (3) с точки зрения новых религиозных движений - на их примере мы можем наглядно видеть процесс возникновения новых религий;
  • особенности современной религиозности - как старые религии меняются в современных обществах, чем новые религии отличаются от старых, как современное общество влияет на характер религиозности;
  • религиозный радикализм и религиозные конфликты - как и почему религия становится фактором радикализации и перерастает в политическую плоскость;
  • религия и право - как сделать так, чтобы религия не перерастала в плоскость радикализма и одновременно гарантировать гражданам свободу совести;
  • религия и наука, это довольно молодая область исследований, которая пытается разобраться со сложными отношениями между этими двумя культурными феноменами;
  • эзотеризм как культурный феномен на стыке между различными сферами культуры (религией, наукой и др.) - для западной культуры это феномен, долгое время не подвергавшийся научной рефлекции, но игравший заметную роль; в последние десятилетия интерес исследователей к этой теме заметно усилился.
    Список, конечно, далеко не исчерпывающий, это скорее некоторые примеры. 

Кроме того, существуют более конкретные проблемы, которые являются достаточно важными. Например, в англоязычной литературе одним из трендов являются восточные религии, в особенности китайские. Ислам тоже, естественно. В США большой интерес традиционно вызывают такие темы как афроамериканская религиозность и религии коренных народов Америки. В России усиливается интерес к изучению бытования религии в СССР.

В целом, изучение религии открывает возможность более глубокого понимания соответствующей культуры. Даже неверующие люди испытывают влияние религиозного фактора, потому что религиозные установки как бы пропитывают культуру - литературу, музыку и т.д.

Следовательно, какая культура актуальна, туда и направляют своё внимание. Актуально вот разобраться с тем, чем там живут мусульмане, значит, будем исследовать ислам. Актуально понять, что там у китайцев - будем изучать религии Китая. И т.д.

Прочитать ещё 1 ответ