Много ли техники оставили советские войска в Афганистане? Что с ней стало?

Анонимный вопрос
  · 463
Вы знаете ответ на этот вопрос?
Поделитесь своим опытом и знаниями
Войти и ответить на вопрос
1 ответ
Исторический канал "Стальной шлем". Западная история 1850 - 1945 годов. Модерн...  · tele.click/stahlhelm18
Не нашёл информации, сколько именно техники оставили советские войска в Афганистане, факт состоит в том, что оставили её немереное количество. Какая-то часть так и осталась ржаветь под дождём в кюветах и на брошенных базах. Какую-то часть афганцы использовали для продолжения гражданской войны друг с другом, которая не утихает до сих пор. Фоторепортаж... Читать далее
Комментировать ответ…
Читайте также

Каковы истинные причины войны в Афганистане (1979-1989)?

dreamfreedom.ru t.me/politdela

Война в Афганистане – одно из главных событий «холодной войны», спровоцировавшее кризис коммунистической системы, а вслед за ним и распад СССР. Война привела к гибели 15 тыс. советских военнослужащих, появлению нескольких десятков тысяч молодых военных инвалидов, обострила и без того тяжёлый социально-экономический кризис, в котором оказался Советский Союз во второй половине 1970-х гг., сделала непомерным для страны бремя военных расходов, обусловила дальнейшую международную изоляцию СССР.

Истинные причины войны заключались в неспособности советского руководства своевременно и правильно оценить крупные динамичные изменения на Большом Ближнем Востоке, основным содержанием которых стало появление и рост исламского фундаментализма, систематическое использование терроризма как инструмента для достижения политических целей, возникновение авантюрных режимов, делавших ставку на вооружённые конфликты (Иран, Ирак, Сирия, Ливия), экономическая поляризация, рост населения за счёт молодого поколения, недовольного своим материальным положением.

В регионе со второй половины 1960-х начали формироваться новые центры влияния, альянсы и линии напряжения, аккумулировались огромные финансовые средства от продажи нефти и торговли оружием, которое в избытке повсеместно стало расползаться. Политический разлом в регионе проходил не по оси «социализм-капитализм», как это себе ошибочно представляла Москва, а по религиозным линиям.

Ввод войск и война не могли быть ответом на эти перемены и новые проблемы. Однако Москва по-прежнему рассматривала ближневосточный регион через призму своего противостояния с США, как арену некой «большой» игры сверхдержав с нулевой суммой.

Афганский кризис – это образчик непонимания Москвой своих национальных интересов, неправильной оценки положения в мире, регионе и в собственной стране, идеологической зашоренности, политической близорукости.

На Афганистане проявилась неадекватность целей и методов советской внешней политики реальному положению дел в мире.

Середина и вторая половина 1970-х ознаменовалась на Ближнем Востоке ростом нестабильности, что стало следствием антиколониальных революций 1950-60-х, череды арабо-израильских конфликтов, пробуждения ислама. Особенно бурным выдался 1979 г.: лидер арабского мира Египет заключает сепаратный мирный договор с Израилем, что вызывает бурю негодования в регионе; революция в Иране приводит к власти аятолл; возглавивший Ирак Саддам Хусейн ищет повода для вооружённого конфликта и находит его в войне с Ираном; Сирия во главе с Асадом (старшим) провоцирует гражданскую войну в Ливане, в которую втягивается Иран; Ливия под руководством Каддафи спонсирует различные террористические группировки; уходит в отставку левоцентристское правительство в Турции.

Радикализируется ситуация и в периферийном Афганистане. В апреле 1978 г. здесь к власти приходит «Народно-демократическая партия Афганистана», заявляющая о стремлении строить социализм. На политическом языке того времени это означало заявление о готовности стать «клиентом» СССР в расчёте на финансово-экономическую и военную помощь.

С Афганистаном у Советского Союза хорошие, даже превосходные отношения с 1919 г., когда Афганистан обрёл независимость от Англии и установил дружеские связи с Советской Россией. За все прошедшие с тех пор десятилетия не найти в советской истории упоминания Афганистана в негативном контексте. Существовали обоюдовыгодные торгово-экономические связи. Афганистан считал, что находится в неформальной сфере влияния СССР. Запад этот факт негласно признавал и никогда Афганистаном не интересовался. Даже смена монархии на республику в 1973 г. в результате дворцового переворота не изменила характера двусторонних отношений.

Апрельская «революция» 1978 г. была для Москвы неожиданной, но не случайной. В Москве хорошо знали руководителей (Тараки, Амина, Кармаля) и многих участников переворота – они часто бывали в СССР, с ними тесно общались и работали представители Международного отдела ЦК КПСС и Первого Главного управления КГБ (ныне Служба внешней разведки).

Казалось, Москва ничего не проиграла от смены режима. Однако «социалисты» повторили печальный советский опыт 1920-х в Средней Азии, когда национализация и перераспределение земли, собственности, репрессивные меры вызвали сопротивление населения. На протяжении 1978 г. социальная база «социалистов» неуклонно сужалась. Ситуацией воспользовались соседние Иран и Пакистан, которые стали засылать в Афганистан группы своих военнослужащих в гражданской одежде, а также поддерживать оппозицию оружием. Активность проявил Китай. Параллельно усилились исторически существовавшие и ранее противоречия между лидерами «социалистов».

В итоге уже через год, весной 1979 г., ситуация в Афганистане стала критической для новой власти – она была на грани падения. Под её контролем оставались лишь столица и ещё 2 из 34 провинций.

18 марта 1979 г. Тараки в продолжительном телефонном разговоре с главой советского правительства А.Косыгиным объясняет сложившуюся ситуацию и настойчиво просит ввести войска – теперь только это может спасти положение, т.е. просоветскую власть. В каждом слове Тараки сквозит отчаяние, сознание безысходности. Каждый вопрос советского руководителя он возвращает к одной и той же настоятельной просьбе – введите войска.

Для Косыгина этот разговор становится откровением. Несмотря на большое количество советников, работающих в Афганистане по линии различных ведомств, в т.ч. КГБ и минобороны, советское руководство не в курсе происходящего в этой стране. Косыгин недоумевает, почему, мол, сами не можете защититься. Тараки признаёт, что режим не имеет поддержки среди населения. В ответ на наивные, идеологически обусловленные предложения Косыгина опереться на «рабочих», Тараки говорит, что таковых всего 1-2 тыс. чел. Советский премьер предлагает, как ему представляется, разумное решение: войск не дадим, но поставим технику и оружие в необходимом количестве. Тараки разъясняет ему, что танками и самолётами некому управлять, нет подготовленных кадров. Когда же Косыгин напоминает о нескольких сотнях афганских офицеров, прошедших подготовку в СССР, Тараки сообщает, что почти все они перешли на сторону оппозиции, причём в основном по религиозным мотивам.

Незадолго до Тараки в Москву звонил Амин и почти всё то же самое сообщил министру обороны СССР Д.Устинову.

В тот же день Косыгин информирует о состоявшемся разговоре своих коллег по Политбюро на специально созванном для этого заседании. Члены Политбюро высказывают, казалось бы, здравомыслящие соображения: недооценили религиозный фактор, у режима узкая социальная база, есть вмешательство со стороны Ирана и Пакистана (а не США), ввод войск будет означать войну с населением. Вроде бы есть повод для того, чтобы пересмотреть или хотя бы откорректировать политику в Афганистане: начать контакты с оппозицией, с Ираном и Пакистаном, найти общую основу для примирения, сформировать коалиционное правительство и т.п. Вместо этого Политбюро решает следовать более чем странной линии, которую Косыгин предложил Тараки, - готовы поставить оружие и технику (которой некому управлять), но войска вводить не будем. Тогда следовало ответить на вопрос: а что делать в случае неминуемого падения режима, о чём сам режим и предупреждает? Но этот вопрос остаётся без ответа, а вся линия советских действий переводится в плоскость выжидания и ситуативных решений. Стратегии нет.

В Политбюро постепенно выделяются 3 группы: 1) Андропов и Устинов, которые, в конце концов, настаивают на вводе войск, 2) Косыгин, противящийся этому решению до конца, 3) Громыко, Суслов, Черненко, Кириленко, которые молча или неактивно поддерживают ввод войск. Больной Л.Брежнев уже редко участвует в заседаниях Политбюро и с трудом фокусируется на проблемах, которые необходимо решать. Эти люди входят в комиссию Политбюро по Афганистану и фактически действуют от имени всего Политбюро, принимая соответствующие решения.

На протяжении весны-лета 1979 г. Тараки и Амин усиливают давление на советское руководство просьбами помочь войсками. Ситуация становится настолько драматичной, что их просьбы, несмотря на позицию Политбюро, уже поддерживают и все советские представители в Афганистане - посол, представители по линии КГБ и минобороны.

К сентябрю накаляется конфликт и борьба за власть между самими афганскими лидерами – Тараки и Амином. 13-16 сентября в Кабуле происходит неудачное покушение на Амина, в результате чего он захватывает власть, отстраняет Тараки, которого позже убивают. Судя по всему, эта неудачная операция по устранению Амина проводилась с ведома, если не без участия Москвы.

С этого времени Москва задаётся целью добиться устранения Амина, которому она не доверяет, привести к власти «своего» человека – Кармаля и стабилизировать ситуацию в Афганистане. Амин даёт поводы: понимая, что его выживание зависит теперь только от него самого, он идёт на диалог с некоторыми оппозиционными силами, а также пытается установить контакт с американцами. В Москве эти сами по себе разумные действия, но совершённые без согласования и втайне от советской стороны, рассматриваются как удар по советским интересам, попытка вывести Афганистан из советской сферы влияния.

Примерно в октябре-ноябре прорабатываются вопросы спецоперации советскими силами против Амина, прикрытием чему должна стать вторая, параллельная и подчинённая первой операция ввода «ограниченного» контингента советских войск, задачей которой должно быть обеспечение порядка на случай очередных просчётов с поддержкой Амина среди афганских военных. Тогда же в Кабуле были заменены на новых все главные советские представители, чья деятельность вызывала нараставшее неудовольствие в Кремле.

К 1 декабрю проработка вопросов завершается, и Андропов передаёт Брежневу записку на этот счёт. 8 декабря Брежнев проводит промежуточное совещание, а 12 декабря принимается окончательное решение Политбюро о спецоперации и вводе войск.

До принятия окончательного решения ему активно сопротивлялся начальник Генерального штаба маршал Н.Огарков. Дело доходило до его открытых столкновений и пререканий на повышенных тонах с Устиновым и Андроповым, но безрезультатно. Огарков указывал на то, что армии придётся вступить в войну с населением без знания традиций, без знания местности, что всё это приведёт к партизанской войне и большим потерям, что эти действия ослабят позиции СССР в мире. Огарков предупреждал о всём том, что в итоге и произошло.

Операция началась 25 декабря 1979 г. Только за один этот день в аэропорту Кабула совершили посадку 215 транспортных самолётов (Ан-12, Ан-22, Ил-76), доставивших силы примерно одной дивизии и большое количество техники, оружия и боеприпасов. Никакого движения наземных войск, сосредоточенных на советско-афганской границе, перехода границы не было ни 25 декабря, ни в последующие дни. 27 декабря Амин был устранён и к власти приведён Бабрак Кармаль. Войска постепенно начали вводить - всё больше и больше.

4 марта 2017  · 2,8 K
Прочитать ещё 3 ответа

В 1994-1996 годах в России прошла Первая чеченская война. Сколько чеченских террористов РФ удалось уничтожить? И чем закончилась эта война?

Бистро Гурман  · facebook.com/bistrogurmanbgd
Отвечает
GurmanBistro

Победила дружба ,ура ура ура ура ура ура ура ура ура ура дружбе народов

стоит отметит что конституционный строй был восстановлен

что ещё надо то!

день назад  · < 100

Как так получилось, что после распада СССР всё ядерное оружие досталось России?

Редактор

Были сложные переговоры с каждой союзной республикой, на территории которых оставались ядерные арсеналы (в первую очередь Украина), по передаче оружия России. Успешному завершению переговоров немного поспособствовали европейцы и американцы, так как им было проще иметь дело с одной ядерной державой на постсоветском пространстве, чем с несколькими.

24 апреля 2016  · 1,5 K
Прочитать ещё 4 ответа

Почему самая могущественная и хорошо вооруженная армия планеты не смогла за 10 лет уничтожить недоразвитый терроризм в Афганистане?

выпускник юридического университета. Хобби - история, военная история, военная...

Потому что недоразвитый терроризм является недоразвитым терроризмом.  Я не сильно теоретик современных войн, но в войне, где с оббеих сторон - регулярные государства большой упор делается на разрушение структуры вооруженных сил противника - наносятся удары по штабам, логистическим центрам, маршрутам подвоза подкреплений - все это позволяет дезорганизовать сопротивление противника. Уничтожение военной техники врага  снижает его способность к "ответке" и деморализует его солдат. Регулярные армии, если они обороняют свою  страну, пытаются любой ценой удерживать важные со стратегической и.или символической точки зрения районы. Регулярная армия обязана себя четко идентифицировать, в соответствии с законами ведения войны. Кроме того,  регулярная армия зависит от регулярных поставок вооружения и боеприпасов. Они могут как производиться в этэой стране, так и завозиться из-за рубежа. Уничтожьте заводы или маршруты импорта - и пол-дела сделано.

Партизаны этим не занимаются. У них нет столь жесткой структуры командования;   в их задачи не входит обязательная оборона той или иной местности, их запросы по снабжению куда скромнее, а значит - тяжелее отследить каналы поставок (да и формула "добыть оружие в бою" для партизан актуальна), они смешиваются с местным населением.

Потому-то с партизанами воевать должны специфические части. И многое зависит от правил - современные нормы гуманитарного права объективно играют на руку партизанам, запрещая тактику давления оккупанта на поддерживающее партизан население. Да и к потерям среди военнослужащих относятся сейчас болезненно.

Прочитать ещё 6 ответов

Почему на войне выжили именно те ветераны, которые выжили? Что чувствует выживший человек после боя?

Писатель, журналист, военкор, диссидент

По канавке удается проползти еще метров сто. Дальше осколки летят сплошным потоком. В бедро попадает на излете. Удар сильный. Но, кажется, не ранило, поцарапало.

Коровник прямо перед нами. Стрелковое оружие пока вроде по нас не работает, движения тоже никакого не видно, но чуть дальше, в селе, бой сильный. Ямадаевцы обрабатывают коровник и зеленку из подствольников. Рядом Артур. Привстав на колено, стреляет по навесной. Падает калачиком и перезаряжается на боку, сворачиваясь, как еж, когда с ревом лопается очередной снаряд. Хлопки этих пукалок-гранаток тонут в общем грохоте.

Происходящее воспринимается рывками. Пытаюсь что-то снимать. Давай, журналюга, пора за работу. Перебежка, залегание, чьи-то подошвы, чьи-то шальные глаза, из бурьяна на миг поднимается голова и дает очередь.

Из канавы обзор никудышный. Надо уходить, зажмут нас тут запросто. Займут коровник и постреляют оттуда как галок.

Пытаемся пробраться дальше к перекрестку. Нет, все-таки нас видят — огонь прицельный. Около водокачки накрывает уже напрямую. Снаряды ложатся метрах в двадцати, не больше. Спасает только насыпь. Залегаем и больше уже не шевелимся. Под таким огнем я еще никогда не был. Пытаюсь закрывать голову руками, но прямо-таки физически ощущаю, насколько человеческая плоть мягче железа. Пробьет. И голову тоже. Становится страшно.

Какие-то крики. Раненый. Двое волокут третьего. Очередной залп. Земля в рот. Воздух нашпигован металлом. Вокруг чавканье и пыльные фонтанчики. Вскакиваю и перебегаю между разрывами. Терек. Пробило ногу. Дырка с два пятака. Жгут уже наложен, но кровь все равно идет ровными сильными толчками.

— Бинт сможешь наложить? — то ли Артур, то ли Ваха.

— Да! Смогу! Давай бинт!

Под огнем получается плохо. Здесь насыпи уже нет, лежим на открытом поле. Не знаю, что закрывать: фотоаппарат, голову или Терека. Падаю между ним и разрывами. Кое-как накладываю бинт. Нога сломана, ранение, кажется, сквозное.

— Надо выносить! — опять то ли Артур, то ли Ваха.

— Давай, грузи на меня! Накидывай на спину!

Не получилось. В этот раз совсем уж как-то сильно. То ли «Град», то ли кассетный миномет, то ли одновременно вдарили стволов из десяти. Рвется один за другим секунд двадцать. Земля кипит. Пласты грунта взлетают в небо. Планета раскалывается напополам. В теле пустота. Время пропадает. Все, п…ц. Отъездился…

Когда стихает, поднимаем головы. Все целы. Полуползком тащим Терека за руки. Потом бросками метров по пять-семь, между разрывами больше не получается. Но огонь уже не так силен.

Мотолыга рядом, метрах в пятидесяти. Тоха, чудовище, молодец, прискакал все-таки!

— Тоха! Тоха! Водила! Мотолыжник, ты где?!!

Видимо, под гусеницей прятался. Мотолыга взревывает, разворачивается и несется к нам задом, подпрыгивая на кочках.

В десантном отсеке ящики с боеприпасами. Выкидываю несколько штук, рывком поднимаем Терека в десант. Перебитая нога подламывается в голени. Опять серия разрывов. Уже не лечь. Как на ладони все. Только бы дали уйти. Сожгут ведь! Не доедем. Сожгут!

Прыгаю пузом на броню, распластываюсь: давай, давай, обороты!

Медики стоят в полукилометре. Мчимся напрямую через поле. Разрывы остаются за спиной. Выскакиваем на дорогу, левый доворот — и только пыль столбом.

Пролетаем пехоту. Солдаты смотрят на нас. Глаза с блюдца. Сажусь, машу им рукой. Рука по локоть в крови. Приободрил…

Сразу за нами из боя начинают таскать раненых. Привозят полную бэху, шесть человек. Все с пехоты. Почти все срочники. Один обожжен. Называет фамилию — рядовой Савелин из Рязани. Просит курить и пить. Прикуриваю сигарету и вставляю ему в губы. С водой сложнее. У второго в руке тонкая щель сантиметров семь длиной. Перебита артерия. Кровь идет сгустками. Запах у нее такой… свежатины, как в мясной лавке. Третьего несут. Четвертый… Четвертому здоровый осколок ударил в грудь, рассек ткани и чуть-чуть не дошел до легкого. Огромная зияющая дыра. Красное мясо. Но парень идет сам — в шоке еще — и легкое, кажется, не задето. Повезло.

Бой заканчивается. Остатки колонны выходят из села. 

Сажусь на берегу канала. Канал — мутная грязная вода с медленным течением. Выше по течению лежит труп теленка. Плевать. Полное опустошение. Все тело ломит, в руках дрожь, ноги налиты свинцом. Сидеть бы вот так и сидеть. Так всегда после боя.

Кровь на ладонях уже засохла, и я отрываю ее длинными полосами.

Подходит медик с бинтами, показывает на ногу. Штанина в крови. Правая. Это уж как водится. Не было еще случая, чтобы я куда-нибудь не съездил и не заработал в нее дырку. Рассматриваю. Нет, все же не ранило, лишь кожу содрало. Это не моя кровь.

После боя человек не чувствует ничего. Полная апатия и опустошение. Сидишь только и чужую кровь с ладоней отрываешь. 

А потом начинаешь выть.

5 мая 2017  · 1,8 K
Прочитать ещё 7 ответов