Почему Эдуард Мане рисовал в саду?

Анонимный вопрос
  · < 100
Вы знаете ответ на этот вопрос?
Поделитесь своим опытом и знаниями
Войти и ответить на вопрос
1 ответ
Имею естественно научное образование, в юношестве прикипел к литературе, сейчас...

Он находил это место умиротворяющим и вдохновляющим, по его словам, окружающая природа и уют была для него музой, и в процессе творчества он черпал вдохновление на ходу, просто находясь в комфортной для него среде.

Комментировать ответ…
Читайте также

Реально ли стать известным художником, при этом рисовать полную хрень и выдавать это за произведение искусства?

Глеб Симонов
Топ-автор
15,3K
Поэт, фотограф, создатель архива "Книжница". Работаю арт-директором в Нью-Йорке.  · n-e-v-e-r-t-h-e-l-e-s-s.com

Предуведомление: я всю жизнь работаю в этой области, общался с буквальными сотнями художников, и пока что не видел ни одного человека, который бы допускал, что делает полную хрень и разводит людей на деньги.

Но вам не обязательно верить мне на слово. Допустим, вы решили делать полную хрень и стать известным художником, и просите подробную инструкцию, как этого добиться. Я помогу вам. Я перечислю всё, что вам нужно сделать — а потом вы уже сами решите, стоит оно того, или нет.

Вам потребуются: художественное образование, связи, активный рынок искусства, разумеется, сами работы, и сторонняя художественная деятельность в виде критики, лекций, преподавания или кураторства.

Раньше (примерно в 1970-х) многое из этого было не обязательным, но к настоящему моменту все эти факторы являются своего рода пропускным фильтром. И не то чтобы вас проверяли на них как проверяют паспорт на таможне, но просто без них у вас не будет достаточного разгона для выхода на орбиту. Да и отсутствие их просто делает вас незаслуживающим доверия, а с такими людьми никто не будет работать.

Образование, разумеется, будет первым. В странах с развитым рынком искусства, если идти в государственный ВУЗ, конкурс на бакалавра невысокий: примерно 3-4 человека на место. Проблема в том, что вы в России, где рынка нет, и нормальных художественных ВУЗов тоже, так что вам сперва стоило бы эмигрировать в Германию или в США, но так уж и быть, облегчу вам задачу — будем считать, что вы уже там.

Конкурс будет включать портфолио из 10-12 работ, которые нужно сделать. Также там будут интервью, какое-нибудь задание и т.д., но опять же, требования невысоки, поэтому и здесь я сделаю вам поблажку.

Обучение составляет 4-5 лет, в ходе него от 6 до 8 часов в день, каждый день, вы будете проводить у холста. Попутно вам будут даваться курсы по фотографии, слесарному делу, работе с металлом, плюс общеобразовательные. Возвращаться домой будете около 10 вечера, поскольку классы работы с натуры идут по три-четыре часа в конце дня, как только закончатся все остальные.

Пропускать классы у вас не получится, филонить тоже — если ваш средний балл не дотянет до определённой отметки, вы будете пересдавать курсы хоть до второго пришествия. Так что придётся учить анатомию, да. А вы думали?

К слову, я забыл упомянуть о расходах: тюбик масла стоит от $10 до $35, одного цвета, которых вам нужно хотя бы 25-30 штук, плюс от $10 до $15 за ярд за каждый холст, плюс подрамники вам делать будет намного выгоднее дома — готовые дороги и делаются на плохой тонкой холстине. Так или иначе, меньше тысячи долларов в месяц у вас уходить не будет — так что решите заранее, оправдывает ли себя всё это ваше предприятие.

Спустя 5 лет такой жизни от вас потребуется сделать thesis — дипломную работу или серию работ. Если даже допустить, что вы удачно дурили голову профессорам всё это время, то тут этот фокус уже не прокатит: тезисные выставки — это публичное событие, так что если вы сотворите какую-нибудь хернь, ваш преподаватель просто не допустит вас до выставки. И всё — ваши шансы на раннее знакомство с кураторами упущены навсегда.

Но допустим, до выставки вас допустили, и вы обменялись парой визиток. Я снова готов дать вам поблажку. Я же всё равно знаю, где вы провалитесь дальше.

Поскольку дальше будет аспирантура. Да, она тоже нужна. Только в аспирантуру конкурс уже около пятидесяти человек на место — потому что мест мало, и потому что хитрые кузнечики отсеиваются ещё на получении бакалавра.

Тут вам нужно будет обмануть приёмную комиссию из 12 человек, которые видели в своей жизни не одну-две, а десятки тысяч картин. Это примерно как патологоанатом, видевший десятки тысяч мозгов, и вы сейчас пытаетесь выдать этому человеку телячий под видом человеческого. Good luck with that.

Тут вам стоит остановиться и задуматься. Аспирантура — это два года беспросветной теории искусства, где на вскую хрень вам будут указывать пальцем и говорить, что всё это уже было сделано десять, двадцать, тридцать лет тому назад. Где вам будут указывать на все технические недочёты, все неуместные заимствования, все анахронизмы, все теоретические противоречия, и всё прочее, чем вам так легко прощалось на бакалавре.

Так что если даже вы не художник к настоящему моменту, аспирантура сделает из вас художника даже против вашей воли. И есть немалая вероятность, что если вы и дальше будете продолжать пытаться вознестись в рай на лифте, вас скорее всего выкинут оттуда с PTSD и шестизначным долгом (в Штатах многие университеты просят по $40.000 за год).

В общем, аспирантуры, наверное, лучше избежать.

Но тогда у вас не очень высокие шансы — международные гранты, галереи, выставки, резиденции для художников и прочее отдают строгое предпочтение уже прошедшим аспирантуру, поскольку эта форма институции, по факту, только для того и существует, чтобы вознаграждать тех, кто пришел по адресу, а остальных отфильтровывать. И чтобы просто даже туда попасть, вашим работам нужно быть лучше работ остальных пятидесяти человек на место, которые пришли сюда, между прочим, не щи хлебать.

И к слову, а что будет после аспирантуры? Чтобы продолжать пробиваться, вам нужно дурить голову не какому-нибудь одному лоху с миллионами, а десяткам людей постоянно: кураторам и галерейщикам хотя бы на 3-4 выставки в год, и с тем условием, что они должны с какого-то хрена отдать предпочтение именно вам с вашей хренью. Даже однажды получив благословение какой-нибудь крупной фигуры, хватит его на раз-два, и выветриваются эти благословения очень быстро. Вам не может просто один раз повезти. Писать нужно много и хорошо, и вдобавок писать постоянно.

В общем, тут-то вы и пришли к тупику.

Но допустим, а если вы можете притворяться ну очень-очень хорошо? Ну очень-очень-очень хорошо? Если вы почему-то настолько умны, чтобы писать оригинальные, с чувством авторского стиля, убедительные картины — но одновременно почему-то слишком тупы чтобы понять астрономически малую вероятность провернуть всю эту затею как таковую?

Что ж, я дам вам одну последнюю поблажку — согласитесь, я был к вам добр. Допустим, вы вышли в большой мир искусства со своей хренью. И что тогда?

На легендарной первой выставке Armory Show в 1913-м году было 300 художников. Сегодня, каждый год, и с учётом ротации, в подобных выставках оборачивается по несколько тысяч художников со всего мира. Все они что-то делают, и большинство делает это хорошо. У всех за плечами долгая школа, выставки, работа, сотрудничество с музеями, галереями, университетами и т.д. Вам нужно обогнать их всех. Вашей хренью.

Вам уже за тридцать. Вы начинаете задумываться, зачем вы вообще в это влезли. Вам нужно каждый день притворяться, что вы делаете что-то настоящее. Каждый день выдумывать новые работы. Стоять за холстом, читать лекции, или писать арт-критику или кураторствовать — потому что просто писать картины мало, нужно делать и вклад в общий процесс. Нужно выдумывать какие-то формулировки, писать стейтменты, возвращаться к холсту, повышать собственную планку, встречаться с другими художниками, притворяться перед ними, снова возвращаться к холсту.

И ничего при этом не чувствовать.

Это же ваше условие — делать всякую хрень. Каждый день, ради неизвестно чего. Если бы вы это любили, чувствовали, что вы делаете что-то настоящее, верили в собственные слова — всё было бы иначе, это было бы для вас так же естественно, как, допустим, дышать. Но вы ничего не чувствуете. У вас нет чего-то, что все эти люди вокруг называют "творчеством". У вас есть только работа — поддерживать личину художника, на что у вас уходит всё ваше время, все ваши силы, каждый день, и безо всякой альтернативы.

Ну что, если устраивает, то дерзайте.

Тексты, фото, выставочные отчеты и прочее — в ФБ.Перейти на facebook.com/gleb.simonov
2 февраля 2016  · 7,6 K
Прочитать ещё 9 ответов

Как думаете - у рядовых граждан нашей страны есть надежда на будущее? Поднимет ли народ голову или исчезнет?

Эту страну спасет только революция и новый лидер...Лично мое мнение таково. Возможно, меня сейчас закидают тапками, но это действительно так. Пока олигархов не убрать от кормушки - так и будем. Существовать, а не жить...

6 января  · 207,0 K
Прочитать ещё 18 ответов

Что отличает хорошую картину от шедевра?

Глеб Симонов
Топ-автор
15,3K
Поэт, фотограф, создатель архива "Книжница". Работаю арт-директором в Нью-Йорке.  · n-e-v-e-r-t-h-e-l-e-s-s.com

Есть две картины, которые достаточно просто поставить рядом, и ответ напрашивается сам собой. Это "Свобода, ведущая народ" Делакруа и "Битва при Отель-де-Виль" Шнеца.

Они написаны на одну тему, в одно время, в одних обстоятельствах, художниками близкого социального положения и взглядов, обе почти одного размера, одной композиции, с одними и теми же людьми. Это посвящение "трём славным дням" Французской Революции 1830-го года, с центральной фигурой и флагом посередине, Гаврошем сбоку, массовкой вокруг, трупами снизу. Но где хорошая картина, а где шедевр?

Шнец кажется условно-реалистичнее Делакруа, но его позы не менее, а даже более картинны. Абстрактная солдатня Делакруа заменена тут весьма конкретными швейцарскими наёмниками. Линии тоньше и чётче, то есть существенно ближе к существующему канону. Композиция сбалансированная, даже статичная, как будто все встали фотографироваться. Романтический герой на переднем плане.

Это реальная площадь, реальное событие, у которого есть не только дата, но даже конкретное время суток. Вот в общем-то и всё, что может нам предложить Шнец.

Что же нам предлагает Делакруа?

У Делакруа толпа движется из ниоткуда, из порохового тумана, у которого нет начала. Это меньше похоже на изображение боевых действий, и больше на крёстный ход во славу революции — марш вечно побеждающих, иконой которого будет не Орлеанский дом, и не новое налогооблажение, и не торжество народного суверенитета над земельной аристократией, а невозможность поставить точку в истории.

Делакруа не украшает картину. Её линии грубые, жирные, его шествующие грязны, его трупы лежат как трупы, но при всём хаосе, который там происходит, место на переднем плане свободно, между нами и ними ничего не стоит, и если мы не идём с ними — значит это они идут на нас, они уже здесь, и впереди, первая — сама сука свобода.

Свобода, говорит нам Делакруа — это не абстракция. Она абстракция пока о ней говорят как об асбстракции. Когда за неё идут умирать — она становится женщиной из плоти и крови, с флагом в одной руке и винтовкой в другой, она идёт в одну сторону, и кто идёт не с ней, останется у неё под ногами.

У Шнеца ничего этого нет. Картина Шнеца это социальный заказ на тему свободы. Картина Делакруа — о том, как свобода вообще работает.

Этим и отличаются хорошая картина и настоящая: проникновением во внутренние механизмы того, о чём она говорит.

Ну и наконец, есть ещё одно различие. Картина Шнеца написана на три года позже. "Свободу, ведущую народ" к тому моменту уже выкупили и убрали на 20 лет — очень уж напрягала она власть имущих — но Шнец просто не мог её ни разу не видеть. Кто знает, зачем ему взбрело в голову повторить картину Делакруа. Возможно, повторить успех, а может напротив, отдать дань, установить канон. В любом случае, это уже не важно: версия Шнеца пусть и была ближе к реальности, но той свободы, которую изображал Делакруа, на этой картине не было.

Тексты, фото, выставочные отчеты и прочее — в ФБ.Перейти на facebook.com/gleb.simonov
23 июня 2016  · 4,7 K
Прочитать ещё 3 ответа

Почему один художник — гений, а другой — нет? Как назначают гениев в искусстве, если каждый делает свой собственный experience?

Артхив — это сообщество художников, коллекционеров и арт-дилеров, где удобно собирать и...  · artchive.ru

Гениальный художник меняет видение как других художников, так и зрителей. После него уже невозможно писать так, как до него. Например. Леонардо да Винчи открыл эффект светотени, Караваджо первым начал писать ночные сцены, Дега обратил внимание на выразительный язык тела. Гениальный художник входит в историю искусства потому, что его произведения влияют на многих людей. Хотя в краткосрочной перспективе они, по сути, противостоят капризам моды до тех пор, пока не начинают сами определять тренд – ведь гениям постепенно начинают подражать.

Разница между гениальным и просто талантливым художником видна при сравнении произведений. В плане технических навыков и отношения к труду ее нет, талантливый художник тоже может очень много работать. Но он плывет по течению, улавливает потребности аудитории и ее вкусы, не пытается перевернуть устоявшиеся представления.

Иногда гениальность работ художника могут рассмотреть его современники – как это было с Леонардо да Винчи. Иногда при жизни художник остается неизвестным, поскольку современники не воспринимают его работы – так было с Ван Гогом.

15 сентября  · 1,7 K
Прочитать ещё 6 ответов

Верите ли вы в существование тайного мирового правительста?

интегральная политическая теория; космизм; диалектика

Объективно человечество имеет общий интерес: выживание на Планете. А значит, если появление такого правительства было возможно, то оно скорее всего уже и произошло – чтобы преследовать общий интерес человечества. Это логично. Поэтому я уверен, что мировое правительство и глобальная политика действительно существуют.

22 марта  · 49,4 K
Прочитать ещё 22 ответа