Под знаком стрельца

Вышла биография великого советского футболиста

Андрей Васянин

Герои спорта для его любителей всегда остаются лишь героями, созданными для того, чтоб совершать подвиги. Остальное зрителей волнует редко, может, потому, что их приучили интересоваться лишь голами-очками-секундами.

Александр Нилин, сын писателя Павла Нилина, начинал в 60-х спортивным журналистом. Со временем ему стало тесно в рамках СМИ, и одна за другой стали выходить книги Нилина о спорте и спортсменах - о Всеволоде Боброве, Константине Бескове, Валерии Воронине, Эдуарде Стрельцове, людях, хорошо ему знакомых и по высшей планке ценимых. Личность Стрельцова оказалась Нилину сугубо интересной, судя по тому, что о форварде "Торпедо" и сборной СССР 50-60-х годов он выпустил несколько книг - "Эдуард Стрельцов: вижу поле", "Эдуард Стрельцов: Человек без локтей" (в серии ЖЗЛ). И вот новая книга, дополненная новыми фактами и мыслями о спортсмене и времени, в котором тот жил, - "Памятник человеку без локтей".

Эта книга - о человеке ярком, талантливом, иногда ошибавшемся, но неповторимо живом, как все гении.

Знаток и ценитель футбола, Нилин не описывает голы и очки, а реконструирует историю личности, давно и всем миром наделенного в истории статусом одного из талантливейших людей, когда-либо прикасавшихся к мячу.

Игру автор видит искусством, его мастеров - художниками, а происходящее на поле - жизнью во всей ее сложности. В 17 лет начав играть в высшем дивизионе, в 18 Стрельцов был взят в сборную, в первых двух играх за нее забил 6 голов. В 19 лет в ее составе стал олимпийским чемпионом, а через год отправился по сомнительному обвинению в изнасиловании по этапу. Вернувшись через много лет в футбол, стал чемпионом страны. Проникаясь деталями этой нерядовой жизни, Нилин старается понять мироустройство человека, начавшего юным гением с золотым коком и закончившего в 53 от рака легких, возможно, заработанного на пескоструйном производстве в Вятлаге.

"Приворожив мяч ласкающим касанием, Стрелец двинулся с ним прямо, поставил вдруг между ожидаемой в короткой фразе точки - запятую, сочинил на ходу зигзаг... и мяч, прокинутый пяткой, мелькнул влево под удар партнеру". И при этом "среди искаженных гримасами борьбы лиц он выделялся домашним выражением на детской физиономии, соединившей простодушие с ленивой лукавостью". Стрельцов, каким его видит Нилин, не знал себе равных в свободе на поле, и с той же свободой, с тем же "домашним выражением лица" пытался прожить обыденную жизнь. И ожидал от нее такого же, как на поле и на трибунах, всепрощения за промахи, "которые он искупал мигом вдохновения".

Но обыденная жизнь, увы, с игровой не совпадает и часто грубо бьет тебя по ногам - как зэки били Стрельцова в матче, организованном однажды администрацией зоны. А тот привык привораживать окружающее "ласковым касанием".

"Человек без локтей" - это тот, кто живет, никого на своем пути не отталкивая и не оттискивая. На таких людях, по твердому убеждению автора книги, у нас все и держится, потому и Стрельцов у нас сегодня памятник у ворот на стадион имени Стрельцова.

И его, как говорится в кино, уже никто не посадит.

А. Нилин. Эдуард Стрельцов: Памятник человеку без локтей. - М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2020

Загрузка