Банк России оставил ключевую ставку на уровне 11,00% годовых. Регулятор по-прежнему держит курс на гробовую стабильность в экономике. На кладбище ведь нет никакой инфляции

29 января 2016

Совет директоров Банка России 29 января 2016 года принял решение сохранить ключевую ставку на уровне 11,00% годовых, сообщила пресс-служба Банка России.

На фоне новой волны снижения нефтяных цен месячные темпы роста потребительских цен стабилизировались на высоком уровне. Повысился риск ускорения инфляции. Ухудшение ситуации на мировых сырьевых рынках потребует дальнейшей адаптации российской экономики. С учётом принятого решения, Банк России прогнозирует снижение годовой инфляции до менее 7% в январе 2017 года и до целевого уровня 4% к концу 2017 года [Эти фантазии мы слышали неоднократно. Сколько-нибудь убедительных аргументов реальности этих прожектов ни разу представлено не было. Хотя, если ЦБ действительно хочет убить российскую экономику (в чём уже мало сомнений), то инфляцию можно довести и до нуля] . В случае усиления инфляционных рисков Банк России не исключает ужесточения денежно-кредитной политики [Чтобы добить остатки российской экономики, надо так полагать?] .

За время, прошедшее с декабрьского заседания совета директоров Банка России, возросли риски для ценовой стабильности [А риски смерти российской экономики не возросли? На сколько ВВП России в 2015 году упал, не напомните?] . Сохраняющийся избыток предложения на рынке нефти, замедление роста китайской экономики, а также повышение процентной ставки ФРС США привели к ещё большему падению нефтяных цен. В свою очередь, это вызвало ослабление национальных валют и снижение цен финансовых активов стран с формирующимися рынками [Правильнее будет писать – с недоразвитыми рынками] , в том числе и России. В связи с возросшей волатильностью цен на нефть, увеличилась амплитуда колебаний цен российских финансовых активов и курса рубля.

Произошедшее под влиянием падения нефтяных цен ослабление рубля оказывает проинфляционное давление и способствует росту инфляционных ожиданий, несмотря на замедление годовой инфляции [Ну да, сначала 25 лет формировали экономику сырьевой колонии с чудовищной зависимостью от внешних рынков, а потом удивляемся, а чего это экономика так сильно от них зависит. Гении, чё] . По оценкам Банка России, годовой темп прироста потребительских цен снизится с 12,9% в декабре 2015 года до примерно 10% по итогам января 2016 года. Такое замедление годовой инфляции соответствует ранее сделанным прогнозам. Банк России ожидает, что в I квартале 2016 года потребительские цены увеличатся на 8-9% к соответствующему периоду предыдущего года. Существуют риски, что во II квартале 2016 года годовая инфляция ускорится, в том числе из-за эффекта низкой базы. В дальнейшем снижение годового темпа прироста потребительских цен возобновится [А можно сразу уточнить – с чего это вдруг? А если цены на нефть опять полетят вниз – всё равно снижение возобновится? Или это просто такие хотелки регулятора? Типа, мы хотим 7% инфляции – значит, будем писать про снижение инфляции. А как оно будет на самом деле – нас нисколько не волнует. Но когда наши прогнозы в очередной раз не сбудутся – мы опять очень этому удивимся] . Этому также должно способствовать снижение инфляционных ожиданий и денежно-кредитная политика Банка России [Типа, если вдруг не возобновится снижение, мы так зажмём денежное предложение, что российская экономика ойкнет, и сдохнет. И тогда точно инфляция умрёт. Вместе с экономикой. Но ведь на экономику нам наплевать. Главное для нас – инфляция] . По прогнозу Банка России, с учётом принятого решения, инфляция снизится до менее 7% в январе 2017 года и до целевого уровня 4% в конце 2017 года [Да, да, да. Мы помним ваши хотелки, граждане цэбэшники. И прокурорам в своё время мы эти ваши хотелки обязательно напомним. Когда вас судить будут за уничтожение российской экономики] . Однако риски отклонения инфляции от цели в конце 2017 года возросли.

При принятии решения по ключевой ставке учитывалась ситуация в экономике, где возросли риски продолжения экономического спада из-за снижения нефтяных цен [Серьёзно? А как учитывалась? Можно поподробнее? Что-то не очень заметен этот учёт] . Также принимались во внимание факторы высокой долговой нагрузки российских компаний, и учитывались процентные риски для банков и их заёмщиков.

Цены на нефть в 2016-2017 годах, вероятно, окажутся ниже, чем предполагалось ранее в базовом сценарии [А ваши предположения хотя бы один раз сбывались? А если нет, то почему?] . Плавающий курс будет частично компенсировать негативное влияние на экономику низких цен на энергоносители [Исключительно для бюджета будет компенсировать. А на экономику вам, цэбэшники, наплевать. Мы это уже давно поняли] . Однако потребуется дальнейшая адаптация платёжного баланса и экономики к понизившемуся уровню мировых цен на основные товары российского экспорта. Как результат, в 2016 году снижение ВВП будет более значительным, чем прогнозировалось ранее в базовом сценарии. Период дополнительной адаптации может занять несколько кварталов. Темп прироста ВВП выйдет в положительную область в 2017 году [Опять чисто хотелками балуетесь? Почему выйдет, не уточните?] , но будет низким.

Однако, если цены на нефть останутся на низком уровне продолжительное время, то это приведет к ещё большему увеличению инфляционных рисков и рисков для финансовой стабильности, а также к необходимости более масштабной адаптации экономики к новым условиям. Препятствовать замедлению роста потребительских цен может также длительное сохранение высоких инфляционных ожиданий. Для снижения рисков потребуется сбалансированная бюджетная политика на среднесрочную перспективу [Говорите уже открытым текстом – придётся резать бюджет не на 10%, а процентов так на 30-40-50. Или вы думаете, что если открыто не напишете – вас никто не поймёт?] .

В случае усиления инфляционных рисков Банк России не исключает ужесточения денежно-кредитной политики [Пожелаем российской экономике землю пухом. Аминь] .

Следующее заседание Совета директоров Банка России, на котором будет рассматриваться вопрос об уровне ключевой ставки, запланировано на 18 марта 2016 года. Время публикации пресс-релиза о решении совета директоров Банка России – 13:30 по московскому времени.