Ужесточение операционной среды не позволит российским банкам нарастить чистую прибыль

27 февраля 2018

Доля государства в банковской системе к 2018 году выросла до 70% по сравнению с 63% на начало 2017-го. Эта доля стала самой высокой среди всех рыночных отраслей России (в нефтегазовой – 66%). Вплоть до приватизации крупнейших санируемых банков доля госсектора будет иметь тенденцию к дальнейшему увеличению, хотя этот рост и не станет столь существенным, как в 2017 году.

В результате изменится характер и качество конкуренции: госбанки будут все активнее конкурировать друг с другом за источники фондирования и заёмщиков, а фактор надёжности в конкурентной борьбе уйдёт на второй план.

Банковские активы РФ вырастут в 2018 году на 5,2%, что меньше показателя 2017 года. Рост совокупного кредитного портфеля ускорится и составит 5,5%, что будет поддерживаться снижением процентных ставок, а также частичным восстановлением кредитования корпоративных клиентов.

Стоимость риска в 2018 году останется на уровне 2017 года — 1,6%. Постепенное снижение стоимости риска начнётся после 2018-го, когда досоздание резервов по существующим на сегодняшний день проблемным кредитам будет в основном завершено. Доля просроченной задолженности сохранится на текущем уровне (5,2–5,3%) на период до 2021 года. Фактором роста рискованных заёмщиков в портфеле может стать передача банкам кредитования жилых застройщиков.

В 2018 году прибыль и рентабельность банковского сектора не вырастут. Рентабельность средневзвешенных активов (ROAA) составит 1,0% в 2018-м. Прибыльность будет стагнировать и в долгосрочной перспективе: в период до 2021 года ROAA не превысит 1,2%. По мере плавного снижения отчислений в резервы сдерживающее влияние на показатели чистой прибыли будет оказывать сжатие чистой процентной маржи (NIM).

Усиление доминирования госбанков остаётся ключевой долгосрочной тенденцией в банковской системе РФ

Одним из наиболее заметных трендов в банковской системе в 2017 году стало существенное увеличение доли участия в ней государства. По оценке АКРА, основанной на отчётности российских банков по РСБУ, по итогам 2017-го на долю госбанков и квазигосбанков (включая банки, находящиеся на санации в Фонде консолидации банковского сектора (ФКБС), банки, санируемые госбанками, а также банки, принадлежащие госкомпаниям4) приходилось около 70% совокупных чистых активов банковского сектора РФ. На начало 2017-го этот показатель составлял около 63%, а на начало 2016-го – примерно 61%. АКРА отмечает, что среди 20 крупнейших банков концентрация госбанков ещё выше – по состоянию на конец 2017 года около 83% активов приходилось на госбанки и банки, акционерами которых являются госкорпорации – в частности, ПАО "Газпром" (AAA(RU)) для Банка ГПБ (АО) (АА(RU)) и ПАО "НК "Роснефть" для Банка "ВБРР" (АО) (АА-(RU)). Рост участия государства в банковской системе в 2017 году происходил в основном за счёт передачи в ФКБС трёх крупнейших частных банков: ПАО Банк "ФК Открытие" (BBB-(RU) (на пересмотре)), ПАО "Промсвязьбанк" и ПАО "Бинбанк" с учётом санируемых ими или принадлежащих им банков. Существенно меньшее влияние оказал также отзыв лицензий у частных банков из третьего-четвёртого десятка.

АКРА полагает, что сложившаяся структура банковской системы сохранится на горизонте минимум трех-четырех лет. Примерно такой промежуток времени может потребоваться для завершения санации и начала поэтапной приватизации банков, находящихся в ФКБС. Если санация ПАО Банк "ФК Открытие" и ПАО "Бинбанк" пойдёт по пути создания на их основе объединённого банка, то процесс может занять пять и более лет в силу организационных причин, что означает консервацию сложившейся структуры банковской системы на длительный срок. На перспективу приватизации данных банков также повлияет спрос на подобные активы, который в свою очередь будет зависеть от ситуации в экономике, а также от наличия санкционного режима и его условий. Что касается ПАО "Промсвязьбанк", он вполне может остаться госбанком на неопределённый срок в связи с его переориентацией на обслуживание оборонно-промышленного комплекса (ОПК) и крупных госзаказов.

Вплоть до приватизации санируемых крупнейших банков доля госсектора и квазигоссектора в банковской системе, вероятно, будет и дальше расти, хотя и не столь существенно, как в 2017 году. Этому способствуют два фактора.

Продолжение работы ЦБ РФ по "расчистке" сектора. Данный процесс приведёт к уменьшению количества частных банков и, вероятно, общему сокращению совокупных активов частного сектора банковской системы.

Переток клиентов в банки с более высоким кредитным качеством, вызванный недавними проблемами у перечисленных выше крупнейших российских частных банков. Высокое кредитное качество, как правило, ассоциируется с ведущими госбанками в связи с высокой вероятностью их поддержки со стороны государства.

Сохранение существенной доли банковской системы в государственной собственности связано с рисками неэффективности сектора и его более высокой чувствительности к неблагоприятным изменениям операционной среды. Такая ситуация обусловлена следующими причинами.

Неоптимальное управление инвестициями: государство (за исключением отдельных прецедентов) склонно предоставлять дополнительные ресурсы не наиболее эффективным, а наиболее нуждающимся в сохранении адекватного финансового положения банкам. Таким образом косвенно реализуется принцип спасения слабых игроков, в том числе за счёт дивидендного потока от существенно более прибыльных и устойчивых госбанков.

Отсутствие единых для всех государственных финансовых институтов прозрачных и публичных критериев эффективности управленческих команд (в том числе с точки зрения объёма получаемых государственных ресурсов с учётом причин дополнительной потребности в капитале).

Реализация практик "директивного кредитования" отдельных компаний

и отраслей в целях адресной поддержки или финансирования инвестиционной программы. Нередко ресурсы предоставляются компаниям с заведомо слабым финансовым положением и неясными перспективами своевременного обслуживания своих обязательств. В случае государственных компаний-заёмщиков де-факто происходит замещение бюджетных механизмов поддержки банковскими, что негативно влияет на собственную кредитоспособность банков и обуславливает потребность в дополнительной государственной поддержке.

Конфликт интересов Банка России, который выступает одновременно как регулятор и собственник банков, находящихся под контролем ФКБС.

Высокая доля государства в финансовом секторе ведёт к формированию повышенных условных обязательств бюджета и Банка России по поддержке банковского сектора, что в периоды экономической нестабильности реализуется в существенных объёмах фактически оказываемой помощи.

В растущей конкуренции госбанков фактор надёжности потеряет значимость

Рост участия государства в банковской системе при резком сокращении числа крупных частных российских банков, по мнению АКРА, приведёт к изменению характера и качества конкуренции: крупнейшие госбанки (включая находящиеся на санации в ФКБС) будут все активнее конкурировать друг с другом как за источники фондирования, так и за качественного заёмщика. Спецификой такой конкуренции между госбанками является их относительно однородное высокое кредитное качество, обусловленное поддержкой государства или крупнейших госкомпаний (в частности, кредитные рейтинги, присвоенные АКРА Банку ГПБ (АО), АО "Россельхозбанк", Банку "ВБРР" (АО) находятся в категории АА(RU), а рейтинг ПАО Сбербанк – ААА(RU)). Соответственно, в конкуренции между госбанками фактор их надёжности и кредитоспособности, традиционный для российского рынка с точки зрения клиентов, не будет играть определяющую роль.

Конкуренция по процентным ставкам затрудняется из-за снижения чистой процентной маржи и де-факто доступна только ПАО Сбербанк даже внутри группы государственных банков. В результате основные конкурентные усилия будут направлены на продвижение дополнительных продуктов и предоставление дополнительных услуг, технологическое лидерство, а также повышение популярности бренда в различных клиентских сегментах. В отношении привлечения банками средств крупных корпоративных клиентов важную роль продолжат играть неформальные контакты и формирование комфортной системы обслуживания.

Конкурентные условия в некоторых направлениях кредитования также изменятся в связи с появлением новых специализированных госбанков – АКБ "Российский капитал" (ПАО) (BBB+(RU)) в качестве опорного банка АО "АИЖК" (AAA(RU)) для ипотечного кредитования и ПАО "Промсвязьбанк", принимающего на себя основную роль в обслуживании и кредитовании оборонного сектора. Уход крупных госбанков из значительной части сектора ОПК (который в целом характеризуется стабильностью заёмщиков-бюджетополучателей), а также обострение конкуренции в по-прежнему высокомаржинальном и низкорискованном ипотечном сегменте обострят конкуренцию между крупнейшими госбанками в других сегментах экономики.

АКРА ожидает снижения прозрачности и открытости банковского сектора в некоторых направлениях. Прежде всего это затронет работу с ОПК и госконтрактами, где значительная часть информации о банках и их клиентах, вероятно, подпадёт под ограничения, устанавливаемые правительством РФ в соответствии с принятыми в 2017 году поправками к закону "О банках и банковской деятельности". Кроме того, АКРА прогнозирует, что определённая нервозность и снижение доверия в секторе, возникшие на фоне отзывов лицензий и передачи нескольких банков в ФКБС, сохранятся на протяжении 2018 года.

Темпы роста активов останутся умеренными

АКРА прогнозирует сохранение тенденции роста активов банковской системы РФ в 2018-м. Как ожидается, рост составит 5,2%, что меньше 6,4%, достигнутых в 2017 году. Некоторое ускорение кредитования населения и предприятий будет сопровождаться стагнацией межбанковского кредитования и замедлением роста портфеля ценных бумаг. В результате мы не ожидаем восстановления соотношения активов банковской системы и ВВП – данный показатель по-прежнему составит около 93% в 2018 году.

По прогнозу АКРА, в 2018-м рост совокупного кредитного портфеля ускорится до 5,5% по сравнению с 4,5% в 2016 году, что будет поддерживаться снижением процентных ставок, а также частичным восстановлением кредитования корпоративных клиентов. Поддержку спросу на кредиты окажет продолжение роста реального ВВП, а также отдельных секторов экономики. Дополнительным стимулом для заёмщиков станет снижение процентных ставок вслед за падением ключевой ставки ЦБ.

При этом аппетит банков к риску останется ограниченным, поскольку усиление регуляторного давления в отношении качества активов будет сдерживать готовность банков ослаблять стандарты андеррайтинга, прежде всего, в отношении кредитования нефинансовых организаций.

Кредитование населения вырастет в 2018 году на 11,5% и останется наиболее динамичным сегментом. Это будет обусловлено восстановлением роста реальных доходов (по нашим прогнозам, в 2018 году он составит 1,0–1,5% против минус 1,7% в 2017-м), а также снижением процентных ставок (в том числе по необеспеченным кредитным продуктам). АКРА прогнозирует опережающий рост ипотечных кредитов (на 12,8%), тогда как прочее розничное кредитование вырастет на 11,4%. Доля розничного кредитования по отношению к ВВП увеличится и достигнет к 2021 году 16% (13% в 2017-м).

Особенностью прошлого года стало прекращение номинального сжатия корпоративного кредитования, выросшего по итогам года на 0,2%. По оценке АКРА, портфель кредитов нефинансовым организациям в 2018-м вырастет чуть менее чем на 5%. Увеличение портфеля будет сдерживаться замедлением реального роста промышленного производства и инвестиций в основной капитал в 2018 году (что ограничит спрос нефинансовых организаций на кредитные ресурсы), а также опережающим ростом облигационных заимствований. Снижение процентных ставок поддержит наращивание номинального портфеля, однако в реальном выражении рост корпоративного кредитования по-прежнему будет близок к нулю. Ключевым направлением станет рефинансирование портфелей нефинансовых компаний.

Тенденция снижения процентных ставок пока не отразилась на стоимости долга нефинансового сектора – спред эффективной ставки крупного бизнеса к банковской ставке впервые стал отрицательным (минус 0,5-1,0% против 1,5-2,0% в 2012–2015 годах). Это будет стимулировать компании активно рефинансировать свои обязательства в 2018 году (в первую очередь на облигационном рынке) и окажет значительное давление на чистую процентную маржу (NIM) банковского сектора.

По мнению АКРА, потеря клиентской базы банками, не входящими в топ-50, и сокращение объёма активов в их распоряжении останется тенденцией отрасли в 2018 году.

Расширение кредитования МСП фактически прекратилось в 2013-м в связи с общими проблемами развития данного сегмента экономики. Кроме того, просроченная задолженность достигла почти 15% всех кредитов МСП. По оценкам АКРА, общий спрос на заёмные средства МСП в 2018 году останется низким, что окажет давление на способность банков за пределами топ-20 наращивать кредитование.

Стоимость риска в ближайшие годы останется на высоком уровне

Несмотря на изменение структуры банковских портфелей и темпов их роста, в последние годы доля просроченной задолженности не меняется. АКРА полагает, что в ближайшие годы такая ситуация сохранится, а общий уровень просроченных кредитов (на срок 1+ дней в соответствии с принципами учёта, применяемыми ЦБ РФ) составит 5,2–5,3% на период до 2021 года. Оценка доли проблемных кредитов, по методологии АКРА, сохраняется на уровне 15% в 2018 году.

Учитывая низкие темпы экономического роста, проблема дефицита качественных корпоративных заёмщиков в ближайшие несколько лет сохранится. Дополнительные риски в корпоративном сегменте могут быть связаны с планируемой реформой финансирования сектора жилищного строительства, а именно замены долевого участия населения банковским проектным финансированием. Это может привести к росту объёмов кредитования высокорискованных отраслей (АКРА относит к ним в том числе жилищное строительство) с текущего уровня в 80–85% основного капитала.

На качестве кредитных портфелей также продолжит сказываться опережающий рост кредитования населения, в том числе необеспеченного кредитования, характеризующегося более высокой дефолтностью. Соответственно, банковская система продолжит функционировать в условиях относительно высокого риска неплатёжеспособности заёмщиков, тогда как новые выдачи не позволят существенно повысить качество активов. С учётом всех этих факторов АКРА не ожидает в прогнозном периоде выхода просрочки на докризисный уровень, составлявший менее 4%.

В 2017 году стоимость кредитного риска (cost of risk, CoR), характеризующая уровень новых отчислений в резервы, составила 1,6% по сравнению с 0,3% годом ранее (аномально низкий показатель, обусловленный роспуском резервов несколькими крупнейшими банками в конце 2016 года). Значительный рост резервов произошёл во втором полугодии 2017-го в результате их создания под проблемные активы, выявленные при передаче банковских групп ПАО "Банк ФК Открытие" и ПАО "БИНБАНК" под управление ФКБС.

Мы полагаем, что значение CoR в 2018 году останется на прежнем уровне и составит 1,6%. В значительной степени это вызвано досозданием резервов по проблемным активам ПАО "Промсвязьбанк", перешедшего под управление ФКБС в конце 2017 года. Ключевыми факторами повышенных отчислений на создание новых резервов также станут общее ужесточение подхода регулятора к оценке качества активов и неспособность банков заметно улучшить качество новых выдач.

По нашей оценке, стоимость кредитного риска начнёт снижаться после 2018 года, когда досоздание резервов по существующим на сегодняшний день потенциально проблемным кредитам будет в основном завершено. Благодаря более консервативной политике банков по формированию резервов АКРА прогнозирует увеличение покрытия просрочки созданными резервами на горизонте до 2022 года.

Прибыль будет стагнировать на фоне сжатия NIM и постепенного снижения отчислений в резервы

В 2017 году чистая прибыль банковской системы России по РСБУ незначительно снизилась по сравнению с 2016-м: рентабельность средневзвешенных активов (return on average assets, ROAA, расчет АКРА по данным ЦБ РФ) снизилась до 1,0% по сравнению с 1,1% в 2016 году, тогда как рентабельность собственных средств (return on average equity, ROAE) сократилась до 9,0% по сравнению с 11,5% в 2016 году.

Снижение чистой прибыли в 2017-м отражало главным образом три ключевые тенденции: 1) указанный выше существенный рост резервов на потери по обесценению кредитного портфеля; 2) стагнацию чистой процентной маржи (NIM) и 3) ухудшение операционной эффективности, выраженное в росте операционных расходов по отношению к операционным доходам (cost to income, CTI).

Рост чистой процентной маржи в целом по кредитным организациям5 был минимальным и составил в 2017 году 4,0% по сравнению с 3,8% в 2016-м. Напротив, NIM, рассчитанный только по банковскому сектору без учёта НКО, в 2017 году снизился до 4,4% по сравнению с 4,5% в 2016-м. При этом NIM по банковской системе без учёта ПАО Сбербанк составил, по нашей оценке, лишь 3,5%. Указанная динамика стала особо заметна в четвёртом квартале 2017 года из-за более медленного снижения стоимости фондирования по сравнению с процентными ставками по кредитам и ценным бумагам.

Согласно прогнозу АКРА, в 2018 году ROAA составит 1,0%, что будет соответствовать прошлогоднему уровню. Мы полагаем, что показатели чистой прибыли банков будут стагнировать на прежних уровнях в долгосрочной перспективе: в период до 2021 года ROAA не превысит 1,2%. По мере плавного снижения объёма отчислений в резервы сдерживающее влияние на показатели чистой прибыли банков будет оказывать сжатие NIM. Падение маржи – долгосрочный фактор, отражающий резкое замедление инфляции в России до уровня ниже 3% и продолжающееся плавное снижение ключевой ставки ЦБ РФ, а также большую эластичность кредитных ставок по сравнению с депозитными.

Изменения NIM в 2017 году, особенно существенная коррекция показателя в последнем квартале (несмотря на ряд поддерживающих факторов, таких как замещение средств Банка России капиталом), подтверждают наши более ранние ожидания относительно перехода банковской системы к "новой нормальности", в условиях которой максимизация процентной маржи будет затруднена, а конкуренция будет расти.

По нашей оценке, показатель NIM (рассчитанный по всем кредитным организациям) снизится с 3,8% в 2018 году до 3,3% в 2021 году. Динамика NIM только по банковскому сектору (без НКО) окажется сопоставимой, хотя показатели будут несколько выше: согласно уточнённому прогнозу, который учитывает более существенное по сравнению с прогнозным сжатие NIM в четвёртом квартале 2017 года, мы ожидаем снижение маржи в 2018 году до 4,2-4,3%. NIM, рассчитанный без учёта ПАО Сбербанк (3,5%), показывает ещё большую уязвимость банковской системы к данному тренду.

В структуре маржи опережающими темпами будут расти процентные доходы от кредитов физическим лицам, тогда как роль процентных доходов от кредитования юридических лиц и ценных бумаг будет снижаться. Изменения в структуре NIM будут обусловлены фактической стагнацией корпоративного кредитования и низкими процентными ставками по долговым обязательствам на фоне продолжающегося роста в наиболее привлекательных секторах кредитования населения (особенно в ипотеке).

Ещё одним фактором, который в прогнозном периоде будет оказывать давление на динамику чистой прибыли, является опережающее увеличение операционных расходов по отношению к операционным доходам. В 2017 году CTI сократился до 41,5% по сравнению с максимальным за последние годы значением в 47,7%, отмеченным в 2016 году. Несмотря на усилия банков по адаптации операционных расходов к новым условиям ведения бизнеса, мы ожидаем, что с 2018 года CTI возобновит рост и достигнет почти 50% к 2021 году.