oldrus

Хочу обратить внимание на результаты генетического (митохондриального) анализа населения Пинежского района Архангельской области, опубликованные в книге «Русский генофонд на русской равнине» (Балановская Е.В., Балановский О.П.).

Внимания здесь заслуживает не только указание на близость русского северо-восточного населения к немцам, полякам и литовцам (в почти равной степени), что ясно указывает на ареал происхождения здешнего славянского населения. Благодаря усилиям многих адекватных ученых этот факт, надеюсь, скоро станет тривиальным.

Интересна другая важная деталь — корни пинежской популяции близки перечисленным трем популяциям одновременно, а антропологически она полностью укладывается в русские вариации, что ставит под сомнение часто упоминаемую гипотезу о балтийских славянах как ассимилированных к началу 9 в. н.э. германцах.

Эта пинежская популяция вообще наиболее своеобразна: здесь не обнаружены гаплогруппы V, X и U5a, тогда как U5b присутствует с частотой в два раза выше, чем в других русских популяциях. Последняя черта могла бы сближать эту популяцию с саамами (генофонд которых представлен в основном лишь двумя гаплогруппами — U5b и V), но «саамская» гаплогруппа V отсутствует в популяции пенегов.
Освоение Русского Севера является одной из вех в этногенезе русского народа. Особое внимание привлекают те группы, где предполагается значительное влияние субстратного дославянского населения. К ним относится и данная популяция, расположенная на северо-вотсоке Архангельской области на самой границе с республикой Коми. Нами был обследован ряд сельсоветов Пинежского района — Нюхченский, Сосновский, Сурский, Ново-Лавелевский — тянущиеся линией вдоль Пинеги.

Результаты антропологического анализа показали, что население данной популяции близко не к субстратному населению восточных финно-угров, а к старожильческому населению: выявленный тип полностью соответствует размаху изменчивости северного русского типа [Алексеева и др., в печати]. Население является высокорослым, с ярко выраженными чертами европеоидного типа, выраженной горизонтальной профилировкой лица, повышенным процентом светло-голубых глаз (№10-11) и русых волос, сильно выступающим носом. В целом, этот тип отражает влияние не низовской (Ростово-Суздальской) колонизации Русского Севера, а влияние более ранней северо-западной (Новгородской) русской колонизации и, возможно, балтского компонента. Но не исключено и влияние западных финно-угров, расселившихся по Пинеге до прихода сюда и славян, и коми («Сура поганая» русских источников).
Итак, по антропологическим данным пинежская популяция сближается с более западными популяциями. Что же показывает мтДНК? В таблице 6.2.3. приведены генетические расстояния от пинежской популяции до тех популяций Европы, с которыми могло быть связано ее происхождение.

Таблица 6.2.3. — Генетические расстояния от пинежской популяции (северо-восточные русские) до популяций Восточной и Центральной Европы

ПопуляцияРасстояние
Северные русские (Каргополь)0.027
Немцы0.035
Литовцы0.037
Поляки0.042
Восточные русские (Унжа)0.050
Эстонцы0.053
Западные русские (Смоленск)0.058
Южные русские (казаки,
Белгород и юго-восточные)
0.063
Чехи0.065
Латыши0.066
Белорусы0.067
Украинцы0.069
Карелы0.070
Татары0.075
Мордва0.078
Финны0.090
Мари0.114
Чуваши0.117
Коми-пермяки0.129
Коми-зыряне0.192
Ненцы0.891


1) Малые генетические расстояния (менее 0.05). Наиболее сходным население Пинеги оказывается с другой северной русской популяцией (Каргополь). Также пинежские русские генетически сходны с немцами(!), литовцами и поляками, то есть очерчивается круг популяций, расположенных намного западнее, чем сама Пинега.

2) Средние генетические расстояния (0.05-0.07). Популяции, среднеудаленные от Пинеги, охватывают широкий круг славянских популяций (русские, украинцы, чехи), а также одну балтскую (латыши) и одну западную финно-угорскую популяцию (эстонцы).

3) Большие генетические расстояния (более 0.07). Популяции, генетически значительно отличающиеся от пинежских русских — в основном финно-угорские (карелы, финны, коми). Особенно удивляет отличие пинежской популяции от соседних коми. В момент обследования население по Пинеге имело столь тесные контакты с республикой Коми, что предпочитало работать вахтовым методом там, а не в собствекнном районном центре (Карпогорах). Этнографические, культурные заимствования от коми в этих русских популяциях велики [Жеребцов, 1982], что подтверждает реальность долговременного контакта с коми. Но при этом по частотам гаплогрупп мтДНК пинежская популяция резко отличается от коми и вообще от финно-угорских популяций, и сближается с широким кругом балто-славянских популяций.

Таким образом, данные по мтДНК свидетельствуют, что пинежская популяция в целом генетически не связана с финно-угорским субстратом.

Такой результат стал для авторов неожиданностью, поскольку вся совокупность данных, рассматриваемых в этой книге, свидетельствует как раз о значительной или даже определяющей роли финно-угорского субстрата в формировании структуры русского генофонда. Данные по пинежской популяции (где, как мы видим, этот субстрат не выявляется) свидетельствуют, что эта популяция не укладывается в общую картину. А это, в своб очередь, говорит, что наша картина является слишком упрощенной, и нужны бы специальные усилия по приведению ее в большее соответствие с ходом реального, сложного процесса смешения славянских и финно-угорских популяций.

Тем любопытнее, что те же данные по мтДНК, которые (в целом) показывают различия пинежской популяции и финно-угров, показывают их сходство в одной характерной частности. Речь идет о любопытном варианте гаплогруппы D с мотивом 126-136, который представлен на Пинеге двумя гаплотипами. Именно этот мотив был онаружен у саамов [Tambets et al., 2004]. Вообще, этот вариант гаплогруппы D географически приурочен к северу Восточной Европы — от финнов до северо-восточных русских и коми. Вполне возможно, этот вариант маркирует древнюю общность генофонда на этой обширной территории.
Митохондриальная ДНК наследуется только по материнской линии: каждый человек получает свой гаплотип мтДНК от матери. В исследовании использованы маркёры митохондриальной ДНК 144 жителей Пинежского района Архангельской области. Обследовались группы деревень или небольшие города вдали от магистралей — с целью избежать влияния недавних миграций. Все четверо бабушек и дедушек обследованных были рождены в пределах ареала данной популяции. Остальные генеалогические линии обследованных ведут к соседним районам той же области.
© Русский генофонд на русской равнине
Балановская Е.В., Балановский О.П., М.: ООО «Луч», 2007.
Стр. 142-143

От себя добавлю, что генетические исследования, проведенные в том числе и Балановскими, указывают на преимущественно мужской характер славянской колонизации Северо-Востока Руси, что подчеркивает важность результатов именно по материнскому генетическому маркёру.

P.S. Эстонцы на 6-й строке вызывают в памяти смелые указания А.Г. Кузьмина на о. Сааремаа как «остров русов» арабских источников. :)