"Святое не троньте": декабристы как путаники, воры и нелюди

Во многих кинотеатрах России стартовало — с особой жестокостью — убийство великой иллюзии нескольких поколений российских, советских и снова российских интеллектуалов. То была иллюзия насчет декабристов как рыцарей и борцов за светлое будущее страны.  

Речь о фильме "Союз спасения" режиссера Андрея Кравчука и продюсера Константина Эрнста. Они хорошо знали, на что шли. Вот цитата с премьеры фильма: "Вы, конечно, невероятно смелые люди, потому что решились поднять эту невероятно сложную тему". Это говорит министр культуры Владимир Мединский. И он же желает, чтобы "Союз" посмотрели все школьники, которые добрались в учебниках до этой истории 1825-1826 годов.  

Давайте посмотрим, что заявляют те, для кого этот фильм — удар по святому. Высказывания примерно такие: "Фильмом словно дана отмашка на пересмотр истории". Нельзя так играть одного из декабристов — Кондратия Рылеева, который "сознательно пошел на плаху ради обновления России". И наконец: "Подмена исторической действительности имеет целью дегероизацию тех, кого трудно назвать героями после этого фильма. И новые поколения начнут узнавать историю из таких вот фильмов, которые, боюсь, могут внести в молодые головы еще большую кашу и смуту". 

Автор этих строк — юрист и политолог Олег Румянцев, в длинной биографии которого есть и такая формулировка: один из инициаторов конституционной реформы в России. И он не единственный, кого этот фильм несказанно огорчает. 

Знаете, на что это похоже? Вот в США Netflix открыл доступ к комедии "Первое искушение Христа", снятой бразильскими клоунами, намекающими, что Иисус был гей. И дальше началось понятно что — со стороны христиан. Или: в СССР был почти религиозный культ доброго дедушки Ленина. А в 1991 году напечатали наконец — да вот хоть "Самоубийц" Марка Алданова, возможно, самый ранний из романов про то, каким Ленин был на самом деле. И еще много чего другого стало известно. И опять реакция была соответствующая.  

Но декабристы как-то не тянут на уровень Иисуса, как, впрочем, и Ленина, наверное. 

И с какой, казалось бы, стати хранить в вечной неизменности трепетный образ "пошедших на плаху ради обновления России"?  

Можно было бы произнести много дерзких слов о том, что художник имеет право на свою, вымышленную, версию исторических событий — сочинители исторических романов только тем и заняты. А у нас есть право их за это критиковать. Но тут все ровно наоборот. 

Фильм, вообще-то, получился между художественным и документальным; женские роли еле прослеживаются за чистой политикой. Но главное же — никаких исторических открытий и экзотических версий прошлого он ведь не принес. 

Давайте вспомним книгу историка и публициста Петра Романова "Россия и Запад на качелях истории". Время выхода — 2009 год. Там подробно рассказывается задокументированная версия о том, как "лучшие из дворянства" воровали деньги у солдат ("портяночный фонд"), потому что революция ведь всегда требует денег, зато цель какая высокая... И там же много других подобных фактов.  

А вот еще фильм, 2016 года, в жанре "докьюментари" — с актерами, но идущий строго по фактам. Называется "История российского бунта. Декабристы". 

Главные действующие лица его — несколько российских историков, знающих про этот эпизод если не все, то многое. В частности, как "лучшие из лучших" грызлись между собой и подставляли друг друга на допросах. Как они намеревались установить в стране жесточайшую военную диктатуру. И уничтожить всю царскую семью — да, с детьми. А заодно напоминается, что стоявшие на Сенатской площади солдаты и понятия не имели, что участвуют в бунте: офицеры их сначала обманули, а потом подставили под картечь (нынешних мягких технологий разгона толпы тогда не было, да то была и не толпа, а воинские части в полном вооружении). 

Солдат тогда погибло почти триста, а всего — с посторонними зеваками — около тысячи.  

В общем, все про декабристов давно уже известно. И фильм Кравчука — Эрнста в этом ряду как раз необычен: он… добрый, что ли. 

Константин Эрнст: "Про декабристов столько наврано, мы хотели в общем вычленить правду и показать факты, мы не занимали никакой стороны, нам жалко всех в этой истории".

Собственно, лучшие кадры фильма (отличная операторская работа) — это лица тех самых людей, которых жалко. Люди запутались. По большей части это лица тех, кто так и не успел понять, что произошло. 

Как получилось, что декабристы стали легендой? Ведь это история, которую можно извлечь хотя бы из упомянутого выше полудокументального фильма. Во всем виноват государь император Николай Павлович. Его совершенно не порадовало, что выходцы из лучших дворянских родов, элита из элит, герои войны оказались ворами, убийцами, трусами, в общем — по Бушкову — нечистью. 

Так ведь у них были еще и родственники… В итоге при том Николае говорили про эту историю только шепотом, а документы были засекречены.  

В образовавшейся пустоте возникла революционно-разночинская легенда о героях, пожертвовавших всем ради народа. Легенда пережила монархию, стала частью гражданской религии советской интеллигенции, считавшей себя обязанной противостоять власти. И дожила до сегодняшнего дня в редеющих рядах наследников той идеологии. 

Вот каким людям сегодня невыносимо тяжело смотреть в недоуменные глаза декабристов на экране, глаза, спрашивающие: зачем мы все это устроили?  

Константин Эрнст прав: жалко всех. И декабристов, и тех, кто даже сегодня не может перестать ими восхищаться.