Интересный вопрос
Опыт работы 29 лет | Сделала более 13000 проверок | Более 19000 санитарно-эпидемиологических заключений | Подтвердила 5 раз квалификациюСанэпидемстанция СЭС ДЕЗ Групп

Добрый день

Постельные клопы это те же домашние

Клопы всегда попадают в помещения откуда-то извне, за исключением случаев, когда вы въезжаете в квартиру, где они уже жили до вас. Насекомые могут случайно «приехать» в дом на:

  • Вашей одежде и обуви
  • Шерсти домашних животных
  • Упаковочных материалах товаров
  • Книгах и журналах
  • Б/у покупках
  • Мебели, в том числе новой
  • Багаже и сумках

Если клопы живут где-то в доме – в подвале, на чердаке, у соседей, они могут приползти в квартиру сами через вентиляционные шахты, каналы для коммуникаций, щели и открытые окна. Основная же причина почему заводятся клопы в постели чисто практическая – для паразитов это самое удобное место для питания.

Клопы кусают ночью, так как ведут ночной образ жизни, а днм прячутся.

как себя обезопасить от них, избавиться?

соблюдать чистоту в доме - одно из главных правил

Существует несколько способов как можно избавиться от клопов в постели.

  • Если клопов или следы их жизнедеятельности вы обнаружили на мебели, вы можете собрать их пылесосом, после чего пылесборник необходимо сразу утилизировать.
  • Если клопы оказались в постельном белье или на небольших отдельных вещах, поместите заражённые предметы в полиэтиленовые пакеты и уберите в морозилку минимум на 5 дней при температуре –15 °C, затем полностью разморозьте и постирайте как обычно.
  • Используйте аромалампу и масла чайного дерева, эвкалипта, гвоздики, грейпфрута или лаванды, чтобы отпугнуть клопов.
  • В комнате на несколько часов можно оставлять палочки-благовония с запахами сандалового дерева, ладана, полыни, корицы или бергамота.

Для более действенных мер нужно пользоваться различными инсектицидами, но есть ограничения.

Инсектицидами нельзя обрабатывать постельное бельё.

Более подробно можно прочесть в статье https://dezoff.ru/klopy/klopy-v-posteli/

Интересный вопрос
журналист, телеобозреватель радиостанции «Эхо Москвы»

Успех телеформата никогда не зависит от чего-то одного. Перечислять через запятую будет странно. Я не специалист с точки зрения производства контента. Я, скорее, наблюдатель, эксперт и насмотренный зритель. В каждом конкретном случае всегда много факторов, и они все разные. Понятно, что есть исключительно профессиональные факторы. Это касается и сериальных форматов, и программ, и шоу, и специальных событий, и прямых трансляций.

Важна драматургия любого проекта - то, как это должно выглядеть. Безусловно, тут играет роль профессионализм съемочной группы. Телевидение — это коллективное творчество и это искусство, как бы кто к этому ни относился с иронией.

Важны — актуальность и попадание в собственную целевую аудиторию. Не может телеформат, ориентированный исключительно на молодую аудиторию, быть поставлен в эфире канала, который смотрят люди старшего поколения. Иногда это срабатывает, но не всегда.

Время — обязательно. Если это ещё и как-то охватывает текущий процесс, события реального времени — это важно.

Это все надо учитывать. Невозможно через запятую перечислить, что важно, что нет. Иногда срабатывают какие-то совершенно необъяснимые вещи — как телеформат попадает в своего зрителя.

Когда запускается тот или иной телеформат, продюсеры всегда рассчитывают на успех. Странно было бы запускать телеформат, ожидая, что он провалится. Поэтому не могу назвать конкретную программу, когда успех был неожиданным. Скорее, можно привести пример, когда, вроде бы, рецепты успеха все были заложены, но популярность у зрителя превзошла ожидания.

Например, шоу-программа «Лучше всех!» с Максимом Галкиным. Два года назад ее поставили в прайм-тайм, в разгар воскресного вечера, на Первом канале. Это программа с участием маленьких детей, и, казалось бы, целевая аудитория — дети, потому что им будет интересно смотреть на своих сверстников. Но программа побила все рекорды популярности: ее смотрели взрослые, шоу подошло для семейного просмотра. Программа два года держалась в лидерах среди всего, что шло в эфире. Во всяком случае, она была в пятерке самых популярных телепроектов.

Здесь, помимо профессионализма съемочной группы, сработал талант Максима Галкина. Да, он талантливый артист, но он делал и другие программы и шоу, менее удачные, и работал на канале «Россия». На том же Первом канале у него было совершенно неудачное развлекательное шоу — «МаксимМаксим». Несмотря на то, что ведущий один и тот же, на «Лучше всех!» его талант раскрылся иначе. Он попал в «десятку» с его обаянием, умением общаться с детьми и держать взрослую аудиторию. Это невозможно было бы просчитать. Наверняка, когда ему делали предложение вести эту программу, учитывалось, что у него у самого маленькие дети. Но у многих артистов и ведущих они есть. Они могут быть многодетными отцами или матерями, но это совершенно не видно в кадре. А у Галкина здесь все сошлось.

Вот пример нелинейного успеха. Такие высокие рейтинги, и уже какой сезон в эфире. Сейчас рейтинги, конечно, уже ниже, но я говорю про первые два телесезона. Это был абсолютный успех.

Интересный вопрос
журналист, телеобозреватель радиостанции «Эхо Москвы»

Сейчас все чаще и чаще задают вопрос: сколько еще осталось телевидению? Умрет ли телевидение? Я на разных встречах и выступлениях слышу эти вопросы.

Я не могу говорить за весь мир. Во-первых, мира без телевидения в ближайшие десятилетия точно не будет. Это самый понятный и доступный из возможных способ коммуникации с большим количеством людей на больших территориях. А у нас страна очень большая. Не хочу повторять этот шаблон «от Владивостока до Калининграда», но территория и население огромные. Конкретно у нас в стране телевидение еще будет жить долго.

Оно может меняться, могут меняться платформы. Возможно, будут развиваться разные источники информации, но телевидение останется самым доступным и понятным из них. За весь мир я не берусь говорить. Хотя я думаю, что в этом смысле и все остальные мировые тенденции не ставят крест на телевидении.

Интересный вопрос
журналист, телеобозреватель радиостанции «Эхо Москвы»

Неожиданный вопрос. С какой стороны должна быть эта выгода? С точки зрения популярности у аудитории, востребованности сегодня, заработной платы? Но какую зарплату получает блогер? Он не зависим от кого-то, доход идет в основном от рекламы. Для меня это немножко странный вопрос.

Кто популярнее — телеведущие или блогеры — это тоже вопрос неоднозначный. Но есть люди, которых популярными сделал, безусловно, интернет, и у их блогов могут быть миллионы просмотров. Но вопрос: в каком городе его больше смотрят, люди какого возраста его больше смотрят? Например, Леонида Якубовича, знает без преувеличения вся страна. Где-нибудь в Липецкой области смотрит бабушка, смотрит мама, и, наверное, смотрит ребенок. Максима Галкина как артиста знают тоже в очень многих городах, даже если люди никогда не были на его концерте. Я привожу самые понятные примеры. Знают ли, например, Юрия Дудя так же, как Максима Галкина — неизвестно. Но наверняка его уже знают миллионы пользователей YouTube в Москве, в больших городах — он очень популярен.

И наверняка есть блогеры, на которых подписана молодая аудитория, и она их знает. У таких блогеров тоже миллионы просмотров. Здесь никогда не скажешь, что выгоднее и что популярнее. Но я думаю, что телевидение как самый массовый коммуникатор, даже если не брать идеологическую составляющую, все-таки более широко распространяется по стране. С другой стороны, это уже могут быть отголоски славы. Да, Якубовича знают за былые заслуги просто по фамилии, как знают известных людей вообще. А кем выгоднее быть?... Блогеры свободнее, они не связаны рамками. Наверное, у них есть свои законы, по которым они существуют, но они независимы от идеологии, от пропаганды, от политики.

Интересный вопрос
журналист, телеобозреватель радиостанции «Эхо Москвы»

Я не могу сказать, какая будет конкуренция на YouTube. Есть единственное мерило конкуренции — количество просмотров. Сейчас люди, которые выкладывают свои эфиры, интервью, фильмы и другие форматы на YouTube, даже если они не работают на эфирном телевидении, конкурируют исключительно количеством подписчиков и просмотров. Мы не знаем, все ли люди, которых включили в счетчик — 600 тысяч, 1 миллион, 2 миллиона, 10 миллионов — посмотрели до конца. Но мы видим число, и большое количество просмотров заставляет думать: «Ого! Это популярно!».

Уйдет ли телевидение на YouTube? Дело в том, что это заблуждение. Почти у всех телевизионных каналов есть сайты. Отдельные программы выкладываются в YouTube-версии. Иногда легально на официальном канале, иногда нелегально. Когда вы ищете какую-то программу постфактум, или фильм, или сериал, вы все можете найти на YouTube.

Сейчас все очень быстро размывается. Ритм жизни почти никогда не позволяет сидеть прямо у телевизора с пультом и смотреть. Это малореально, хотя по-прежнему остается актуальным: есть программные сетки, люди смотрят программы по расписанию. Но в основном ищут потом их в интернете. Телевидение уже давно в интернете. Но конкурировать, кроме как за количество просмотров, мне кажется, невозможно.

Собственно, так же и в эфирном телевидении — каналы конкурируют с точки зрения показателей рейтингов и доли. По ним можно судить, популярна программа или нет.

Интересный вопрос
журналист, телеобозреватель радиостанции «Эхо Москвы»

Юрий Дудь — уникальный герой нашего времени. Я говорю без всякой иронии. Изначально он пишущий телевизионный журналист. Он писал о спорте — я лично читала его тексты и интервью и знала о нем как о человеке, который хорошо разбирается в спортивной тематике.

И вдруг он ушел в совершенно другую для себя нишу и стал делать интервью, не будучи профессиональным телевизионным журналистом. Он не по роду своей профессии стал брать интервью у людей, никак не связанных со спортом. И он попал в ту аудиторию, которой адресованы его интервью.

Более того, Юрий Дудь пошел дальше и снял, как минимум, два очень важных для меня фильма. Это фильм о Колыме, о сталинских репрессиях, о том, чем сейчас живет этот регион. И совершенно, на мой взгляд, выдающийся фильм о Беслане, который никогда бы не смог быть показан в федеральном эфире. Не в силу своего большого хронометража (3 часа 17 минут, кажется), а в силу табуированных тем, о которых не говорят сейчас в федеральном эфире. И я в полном восхищении от этой работы Дудя.

Если говорить о себе, я не являюсь целевой аудиторией его интервью, для меня этот формат не всегда интересный. Но если выходит что-то резонансное, обсуждаемое в соцсетях или моими знакомыми, я, конечно, смотрю. Я просто считаю, что два этих фильма — «Колыма» и «Беслан» — это очень важная и очень большая работа. И я очень благодарна Юрию, что он взялся за это. Особенно за «Беслан» — это небезопасная и очень уязвимая тема. Это память о тех, кто погиб в этом страшном теракте, а у нас все время это замалчивают.

Я совершенно не увидела там никаких длиннот, проблем с монтажом. Это безупречная, очень важная работа. Я сейчас уже точно не скажу, но на момент, когда я за этим следила, было больше 10 миллионов просмотров — это колоссальная цифра для такого формата. И в том, что все его эфиры собирают многомиллионные просмотры, его уникальность. Более того, все, кто следом пошел в интернет с телевизионным опытом, все время упоминают Дудя. Они все на него равняются. Значит, они видят в нем то, чего не хватает им самим.

Прежде всего, это внутренняя свобода. Он не подчинен начальству, администрации президента, Кремлю. Да, он зависим от рекламы, еще каких-то факторов. Но он сумел поймать и объединить вокруг себя очень разных зрителей. Наверное, это еще надо исследовать — в чем его успех, что он сделал такого, что не делал до него никто и не сделает после. Хотя, может быть, кто-то и появится, равный ему.

Дудь снял эти фильмы и рассказал о самых тяжелых страницах истории страны, о которых не принято говорить. Он говорил не занафталиненным языком, а очень живым, простым, понятным. Вот он — Юра Дудь, такой же, как мы. Он нам рассказывает то, что он видит и что он чувствует. В фильме о Беслане только одна его мимика, когда он слушал людей, которые пережили, еще будучи детьми, этот страшный теракт, иногда была сильнее, чем слова за кадром. Это была очень бьющая, точная, сильная эмоция. Это честность. Запрос на честность всегда важен. И он с этой эмоцией очень хорошо справляется и хорошо ее передает.

Интересный вопрос
журналист, телеобозреватель радиостанции «Эхо Москвы»

Это нельзя подвести под общий знаменатель. Сейчас больше 20 эфирных телеканалов, не говоря уже о спутниковых каналах и платформах. У одного кабельного или спутникового оператора может быть более 40 каналов. Невозможно сказать про все программы. Более того, есть очень четкая градация, и сейчас особенно остра конкуренция, по целевым и возрастным группам зрителей. В каждой такой группе есть свои критерии успеха, если мы говорим исключительно об эфирном телевидении.

Я люблю свою лекцию про самые популярные телевизионные трансляции. Как ни странно, самая популярная телевизионная трансляция за последние 16-17 лет — это Чемпионат мира по футболу 2002 года. Сейчас на ее место пришли трансляции последнего Чемпионата мира, который проходил в России в 2018 году. В нашей не самой спортивной стране футбол оказался самым зрелищным видом телевизионной трансляции с огромными рейтингами.

Популярна трансляция «Евровидения» — неважно, какой исполнитель на экране и с каким качеством репертуара. Популярна трансляция Парада Победы 9 мая. Из последнего — это летний военно-морской парад, посвященный Дню военно-морского флота, его транслирует Первый канал. Чемпионат мира по футболу, чемпионат Европы по футболу, короткое новогоднее поздравление президента — это пять-шесть событий, которые, как вечнозеленая елка, всегда популярны у телезрителей разных возрастов.

Программы, которые смотрят из года в год, и которые имеют самые высокие рейтинги у взрослой аудитории — ток-шоу «Пусть говорят», программа «Время», программа «Вести», которая выходит вечером на канале «Россия 1». Все остальное — очень точечно. На тех каналах, которые больше смотрят молодые зрители, популярны, как правило, сериалы. Сериалы всегда в обойме. Всегда идет хорошо «Битва экстрасенсов» на ТНТ. Пожилая, возрастная аудитория любит смотреть итоговые программы: «Вести недели», дискуссионные истории Владимира Соловьёва. У них достаточно крепкие рейтинги. Но локомотив любого эфира — это сериалы.

Интересный вопрос
журналист, телеобозреватель радиостанции «Эхо Москвы»

Эти вопросы мне задают очень часто.

Как высчитывают рейтинги? Надо сразу сказать, что официальным измерителем медиапотребления в России — радио, интернета, прессы, сайтов и телевидения — является компания Mediascope. Она является поставщиком рейтингов и долей. В разных медиа успех измеряется по-разному. На телевидении это доля и рейтинг.

Сделаю одно отступление: никакие социологические опросы не дают стопроцентной гарантии, что они отвечают за мнение тех, кого опрашивают. Но они дают понимание о неких трендах и срезах того, что смотрят, если мы говорим о телевидении.

Что такое доля аудитории, которая часто фигурирует у меня в рассказах о телевидении, успехе и провале телевизионной программы или сериала? Доля аудитории — это процент от всех включивших телевизор в данный момент времени. Например, вы смотрите вечером сериал. Он начинается в 20:00. И в 20:00 у телевизора находилось 100% телезрителей, а показатель сериала составил 20% телезрителей. И доля аудитории — это 20% от всех смотрящих телевизор в этот момент времени, в 20:00. Возьмём канал ТНТ. У него в 20:00 идет сериал. Например, его доля — 20%. Значит, доля этого сериала — 20% от 100% телезрителей, которые смотрят телевизор. Не 20% от всего населения, а именно от всех, включивших в данный момент телевизор. Это и есть показатель — доля аудитории.

Любые телевизионные топы ранжируются по показателю рейтинга. Он тоже измеряется в процентах и рассчитывается от населения, но здесь уже более сложная история. Раньше, много лет назад, телевизионщики страшно интересовались показателем рейтинга, потому что он был весомый. Если взять панель измерения за 100%, всех, у кого стоят эти самые пиплметры по стране, то рейтинг, например, 3% — это рейтинг от всех, кто включил телевизор в этой панели измерения. Это более сложная схема и не совсем понятная. Сейчас больше смотрят на показатель доли аудитории, потому что он фиксирует количество телезрителей на конкретной программе или на конкретном сериале в данный момент времени.

Ещё есть показатель среднесуточной доли канала. То же самое — сколько людей смотрит конкретный канал за сутки из всех, включивших телевизор. Есть 29 городов, крупных областных центров и городов-миллионников, где измеряется город с его телевизионными предпочтениями. Во всех остальных населенных пунктах, численность которых превышает 100 тысяч человек, измерительная база идет выборочно. Это в общих чертах.

Возвращаясь к вопросу о том, насколько точно измеряются доля и рейтинг: никогда не бывает стопроцентно точной социологии. Тем более, в такой огромной стране. Социологическая измерительная база очень небольшая — технологии не позволяют расширить. Но я за годы своего наблюдения (именно анализом телевизионных рейтингов я занимаюсь с 2004 года) ни разу еще не видела, чтобы то, что пользовалось спросом и популярностью, обсуждалось и вызывало интерес, не соответствовало показателям рейтингов и доли аудитории.

Например, идет церемония открытия Олимпиады в Сочи. Ее, без преувеличения, смотрит вся страна: это рекордные рейтинги телевизионного смотрения и телевизионные показатели доли — 70%. Это огромная цифра. Совокупно церемонию открытия Олимпиады в Сочи смотрело 70% телевизионной аудитории на двух каналах — на «России-1» и на Первом канале. Конечно, хотелось задать вопрос, что же смотрели оставшиеся 30%?! Эти данные в реальности выше, потому что страна огромная, население многомиллионное, а это лишь срез. Но срез, как правило, фиксирующий.

И еще: рейтинги никогда не дают ответа на вопрос, с какими мыслями, чувствами и впечатлениями люди смотрят программу. Может быть, она вызывает у них отторжение, но они ее все равно смотрят. Может быть, чувство ненависти или, наоборот, восторга. Рейтинги фиксируют спрос. Это единственный фактологический материал, на который могут опираться продюсеры и создатели, формируя сетку и спрос на то, что они показывают.

Я люблю изучать рейтинги, потому что они мне дают ответы на вопросы, которые связаны не с коммерцией, а с востребованностью тех или иных форматов у зрителей на протяжении многих лет или конкретных года, месяца, недели. Ииначе просто не от чего будет отталкиваться. Недаром все медиа измеряются. Все интернет-сайты, радиостанции, газеты, журналы.

Я недавно выступала в Екатеринбурге — в Ельцин Центре. У меня была как раз тема про то, что пользовалось успехом у зрителей в последние 10 лет. Я специально рассказала аудитории о том, в каких 29 крупных городах страны срез зрительских предпочтений измеряется целиком.

Это тоже любопытная история. У меня даже было специальное целое исследование на еще старой Lenta.ru, оно называлось «Сиди и смотри»: в каком конкретно городе по итогам 2013 года какие проекты были популярны. Я взяла для исследования 20 крупнейших городов страны, из 29, попадающих полностью в панель измерения. И мнения среди городов отличались. Там есть очень интересная выборка. В Санкт-Петербурге самым популярным проектом года был матч «Зенита». Понятно, что в Туле матч «Зенита» не будет никому интересен, а в Питере это важно. В Тюмени на первом месте были криминальные сериалы. Это ничего не говорит о Тюмени, но, тем не менее, показательно. В Казани в тот год проходила Универсиада, и трансляция открытия Универсиады была на первом месте. А также, например, был выпуск «Пусть говорят», который был целиком посвящен катастрофе боинга, который разбился в Казани. Понятно, что в этом городе это важно, потому что там летели люди, живущие в Казани. А в Ижевске, например, были популярны отечественные женские мелодрамы, которые сделаны как под копирку и идут на канале «Россия». Там на первом месте шли где-то три или четыре отечественные мелодрамы. Эти срезы ощущались — особенность города, региона и того, что было на первом месте.

Эти срезы очень важны. Было любопытно смотреть, в каком городе что на первом месте, и сравнить между собой. Поэтому важно понимать предпочтения аудитории этих 29 городов. Есть Москва — данные по Москве приходят сразу, на следующий день. А данные по стране предварительно приходят через день, а самые окончательные — через два дня. Когда сводят общероссийские данные воедино, показатели программ меняются.

Интересный вопрос
журналист, телеобозреватель радиостанции «Эхо Москвы»

Сейчас уже настолько сильно трансформировалось, что у меня нет такого: «Так, сейчас сяду и буду смотреть эту программу или этот сериал». Во-первых, я смотрю в промышленных масштабах. Честно скажу, я сейчас сам телевизор как телеприемник в реальном времени смотрю редко. В основном смотрю постфактум либо на сайтах телеканалов, либо ищу в интернете или на платных платформах.

Я люблю смотреть отечественные сериалы. Я их смотрю, в силу работы и профессии, гораздо больше, чем зарубежные. Иногда совершенно не знаешь, как ты на них подсядешь. Мне интересно, и я считаю, у них большая перспектива. Рынок сериалов у нас развивается очень бурно и в лучшую сторону, разных форматов хватает.

Я иногда совершенно стихийно постфактум смотрю какую-то программу. На канале «Пятница» я люблю их реалити-шоу. Вместе с ребенком смотрю программу «Лучше всех!» на Первом канале. По субботам смотрю программу «Сегодня вечером», которую ведут Юлия Меньшова и Максим Галкин. Я люблю канал «Культура»: у них есть замечательные циклы, на которые я попадаю и смотрю их именно по телевизору.

Есть масса спутниковых платформ и других каналов, которые я люблю смотреть. У меня нет такого канала, который я регулярно смотрю. Но я не буду говорить: «Ой, нет, я телевизор никогда не смотрю». Я смотрю телевизор. У меня четыре телевизора дома. Я, конечно, смотрю один или два. Например, буквально накануне я смотрела канал ТВ-3. Я уже не в первый раз смотрю его в живом эфире за последнее время, потому что мне неудобно его смотреть в интернете. Я смотрела у них две новые программы — «Интервью», когда известный человек задает вопросы исторической личности, которую играет какой-то актер. Например, была Ксения Собчак и Владимир Ильич Ленин, которого прекрасно играл Евгений Стычкин. Он говорит реальными историческими цитатами, а она проецирует и задает вопрос.

Интересный вопрос
журналист, телеобозреватель радиостанции «Эхо Москвы»

Здесь я выступлю таким патриотом: а вы считаете, что во всех зарубежных сериалах всегда искрометный и всегда талантливый юмор? Мы живем не в стране-производителе сериалов, в Америке или в Германии, чтобы судить о том, что у них это супер. Да, безусловно, там сериальная индустрия поднята на космический уровень, и до сериалов уровня HBO нам еще, как до Луны. Может быть, еще несколько лет и даже десятилетий. Но я не согласна с тем, что все, что делается зарубежными производителями, искрометно, удачно и весело. Комедия — это очень сложный сериальный жанр. Успешных сериальных комедий на разных этапах времени очень мало.

Чтобы комедия была смешная, удачная и увлекательная, создателям надо обладать двойным талантом. Но, как ни странно, удачные примеры есть, хотя их мало. Почему иногда получается совсем примитивно? Это означает, низкий уровень творцов, которые пишут сценарии и диалоги. Сейчас очень часто их пишут огромными командами, и там бывают проблемы. Но я не согласна, что все они неудачные.

Например, была такая комедия (сейчас уже выйдет четвертый сезон) «Ивановы-Ивановы» на канале СТС. И у нее второй сезон оказался даже успешнее, чем первый. Там как раз были очень неплохие, согласно комедийному формату, диалоги. Это редкий случай. И сейчас выйдет второй сезон на канале «Пятница» прекрасной комедии «Мылодрама» Ильи Куликова.

Есть очень удачные вещи. Их просто надо расслышать и рассмотреть. Я бы попросила автора вопроса привести мне пять примеров удачных зарубежных комедий, где диалоги на «пятёрку». Безусловно, один-два мы назовем, потому что все мы в курсе, какие есть зарубежные сериалы. Но пятерка, я думаю, не наберётся. Комедия — очень сложный жанр для сериала и для диалогов.