Анонимный вопрос
Месяц назад
111

Как можно охарактеризовать боеготовность французской армии в период второй мировой войны?

Интересный вопрос
Лучший ответ
Резидент историко-культурного сообщества ВКонтакте "Великая Франция"

Я уже отвечал на подобный вопрос, где раскрыл две причины плохой боеспособности французов во время Странной войны 1939 года — через политику и её влияние на армию. Тогда речь шла о внутренних коллизиях во французской политике, теперь имеет смысл обратиться к внешним и военно-техническим, а также к самой военной доктрине.

1) Франция страстно уповала на военный союз с Британией.

Последняя была инициатором такого идейного содружества. Альтруизм Черчилля заключался лишь в тайном страхе перед французским флотом, который, попадя в руки немцев, мог такое натворить. В остальном же французы допустили сами это вольнодумство - вдобавок к уже устаревшей теме с линией Мажино -, что сыграло злую шутку с организацией французской армии. С 1938 по 1940 год дипломаты обеих стран обменялись официальными приёмами: в декабре 1938 года британский госсекретарь Дафф-Купер прибыл в Париж, где на своего рода 'пресс-конференции' утверждал, что цивилизация может быть спасена только если Франция и Британия объединят свои силы путём тесного союза; в феврале 1940 года с той же риторикой явился граф де Паже в Чэттэм Хаус (в то время, Королевский институт международных отношений) и внёс уже конкретное предложение об учреждении англо-французской Федерации воздушного флота. Обрадовавшись тому, что британское министерство иностранных дел от имени армии обязалось предоставить французам новейшие модели Spitfire, граф де Паже оставил политику и стал популяризовывать идею альянса через прессу. Это выразилось, в частности, в его статье в Le Petit Parisien от 25 марта 1940 года, вышедшей под заголовком "Рецепт, как сделать англо-французский союз нерушимым". В общем, сработал классический враг боеспособности — велеречивая праздность и слепая уверенность в том, что всё схвачено.

2) Франция делала ставку на обороне в стиле 1915 года, что исключало масштабную разработку военно-технических новинок.

Премьер-министр Рейно старался лично брать под контроль ситуацию в армии, но военный стратег из него был неважный. В своём эссе, которое символично называлось "Проблематика французской армии", он вторил военно-стратегическим докладам генерала де Голля, своего де-факто военного атташе, но не замечал упущений. Один из таких докладов был особенно значим: военное эссе из Militär Wochenblatt, писанное Гудерианом и переведённое де Голлем специально для кабинета Рейно в 1936 году. Это был прорывной труд по военной теоретике, где превозносилась роль танковых дивизий в военной кампании. Генерал де Голль замечал в своём письме правительству, что немцы развивают эту отрасль, а французы нет. Рейно подхватил эту идею, считая танковые войска полезными для контратак и быстрых перебросов войск в случае ведения борьбы одновременно с Италией и с Германией на территории стран Бенелюкса. Тем не менее, он совершенно пренебрегал авиацией как родом артиллерийской поддержки, считая её несовместимой с традиционно оборонительной природой организации французской армии (Вольтер с этим диагнозом, вероятно, бы поспорил). Помимо мобильности войск были и другие требования со стороны де Голля, а именно расширение военного бюджета, моторизированные войска и объединённое командование в армии, флоте и ВВС. "Тогда как в России, Италии и Германии командование было единым, у нас оно децентрализовано между армией, флотом, ВВС и колониями. Что надо сделать для того, чтобы его вконец объединить - попасть под бомбы?"

3) Интриги и деморализация в верховном командовании.

Известен инцидент, произошедший в декабре 1936 года, когда де Голль высказал ноту протеста правительству Франции за то, что его с 1933 года не включают в список для повышения. Ревнивый по натуре, де Голль был нелестного мнения о высших офицерах вокруг себя, которые, как он утверждал, обходят его и его парней по рангу. Такую политику военного министерства Даладье он охарактеризовал так: "Для некоторых это несомненно чрезвычайно удобно задушить свежие идеи путём задушения их вдохновителя". В 1938 году де Голль выпустил весьма пессимистичный прогноз для французской армии в виде книги "Франция и её армия", за что маршал Петен осудил его, как плагиатора труда команды специалистов Военного колледжа Франции. Во время самой кампании 1940 года де Голль постоянно накалял спор с Вейганом, считая, что тот допустил преступную растянутость линии обороны и пренебрегал механизированными войсками для контратак.

Боеспособность непосредственно армии лаконично выразил генерал Вейган, назначенный её главнокомандующим 19 мая 1940 года (через 9 дней после вторжения немцев во Францию). На Верховном военном совете в Бриаре (11 июня) он докладывал, что армия полностью истощена, прорвана на нескольких позициях и не имеет за собой резервов. Впрочем, и на эту сумятицу наложилась своеобразная печать зла - внутренняя политика да ещё мезальянс с Британией. Черчилль был разочарован ремаркой пораженца Петена ("разрушение Парижа не повлияло бы на конечный результат"), тогда как премьер-министр Рейно был вне сеня из-за дерзкой выходки Вейгана с предложением о временном прекращении боевых действий, настаивая на том, что это прерогатива политиков, а не военных. Вейган, в свою очередь, настаивал именно на этом выходе и на признании французским правительством вины в поражении. В общем, гадюшник... или лягушатник, как угодно.

Ну и несколько громких, показательных цитат под конец:

"Если бы здесь был маршал Фош, он бы не стал тратить время на разворачивание армии, которая и без того уже проиграла. Он бы сказал, 'отставить сражаться за следующий ярд'". // генерал Вейган, главнокомандующий Французской армией. (из письма Черчилля от 19 мая 1939 года)

''Французы дрались впервые с такой энергией с момента начала этой войны!" (письмо Черчилля от 3 июля 1940 года, написано по поводу отказа морского экипажа французов сдать корабль союзным силам)

P.S. У самого Черчилля летали бабочки в животе из-за возможной угрозы со стороны французских военных сил (в виде флота) вплоть до 1942 года, когда армия Виши была расформирована. Кроме него в них, вероятно, никто из союзников не верил.

Написать комментарий

0/140Ответ не может быть меньше 140 символов