Биология

Отличный вопрос. Наверное правильнее всего было бы сказать, что в зеркале право и лево не меняются местами :) Причиной тому является бинокулярное зрение человека (у нас глаза - правый и левый, а не верхний и нижний) и неготовность мозга верить в зеркала.

Вот пример. Представьте, что прямо перед каждым из наших глаз сидят два кота: перед левым рыжий, перед правым - чёрный. Свет, который отражается от каждого из них будет проецироваться на середину сетчатки соответствующего глаза, а на другой глаз - со смещением. Это смещение, кстати, помогает нам оценить расстояния до котов. А теперь представьте, что вы посадили этих котов к себе на колени не меняя местами (рыжий на левом колене, чёрный - на правом). И сели перед зеркалом. Сначала свет отразится от котов, затем от зеркала и вернётся ровно но той же траектории, по которой попадал в ваш глаз. Рыжий кот по-прежнему будет строго перед левым глазом, а чёрный - перед правым. Только разница будет в том, что наш мозг будет воспринимать их как сидящих ЗА зеркалом, где на вашем (себя-то вы узнали!) правом колене сидит рыжий кот, а на левом - чёрный. Из-за нелогичного движения света (полного отражения под острым углом) наш мозг восстанавливает несуществующую сцену за зеркалом.

PS поверните перед зеркалом голову набок. Что теперь где?

Достоверно это неизвестно, но самое популярное и правдоподобное предположение таково: зевок — это рефлекторная реакция на кислородную недостаточность. Мы зеваем, когда мозгу не хватает кислорода, который нужен для работы клеток. Во время зевка воздух обильно втягивается лёгкими, кровоток насыщается кислородом и насыщает им ткани мозга. Как правило, мы зеваем, когда устаём, скучаем или хотим спать — в каждом из этих случаев чувство усталости вызвано именно кислородным голоданием тканей мозга, так что гипотеза действительно очень правдоподобна, пусть и окончательно не подтверждена.

В 1932 году швейцарский биолог Макс Кляйбер опубликовал статью, в которой он описал зависимость скорости обмена веществ животных разных размеров, от голубки до вола, и пришел к выводу, что метаболизм в состоянии покоя увеличивается пропорционально массе в степени 0,75. Ее результаты впоследствии проверяли на других выборках животных разных размеров, этим занимались как сам Кляйбер, так и другие исследователи. В итоге за прошедшие более чем три четверти века удалось откорректировать формулу и установить зависимость скорости метаболизма от массы для многих живых существ: позвоночных, беспозвоночных, растений.

Закон Кляйбера для млекопитающих описывается формулой P = 70m0,75, где P — скорость метаболизма в состоянии покоя (ее можно выразить в килокалориях в сутки), m — масса в килограммах, а 70 - коэффициент, характерный для млекопитающих. Много позже физиологи уточнили, что показатель степени для млекопитающих весом меньше 10 килограммов приблизительно равен 0,67. Для других групп животных коэффициенты могут отличаться довольно сильно, поскольку интенсивность метаболизма у них разная. А показатели степени в уравнении довольно близки по значениям, причем не только у позвоночных, но и у многих беспозвоночных и одноклеточных животных.

Впрочем, есть и исключения, например у растений или у фитопланктона уровень метаболизма меняется линейно по отношению к массе.

Исследователи предлагали разные объяснения такому постоянству. Согласно модели Веста-Брауна-Энквиста, скорость метаболизма определяется особенностями транспортной системы организма. Плотность сосудов пропорциональна массе тела, а количество капилляров пропорционально уровню метаболизма, и их размеры не зависят от массы тела. Часть исследователей считает, что скорость метаболизма определяется соотношением поверхности тела и его объема и показатель степени колеблется от 0,67 до единицы. Как бы то ни было, общепризнанного ответа, чем объясняется близкий показатель степени для разных организмов, пока нет.

Это совсем разные органеллы. Рибосомы - это молекулярные комплексы из белков и РНК, которые синтезируют все клеточные белки. Лизосомы - это мембранные пузырьки (вакуоли), которые содержат пищеварительные ферменты и переваривают клеточную еду.

Ни для кого не новость, что нам нужна еда как источник энергии. В организме молекулы белков, жиров и углеводов участвуют в биохимических реакциях, которые и называются метаболизмом или обменом веществ. Они расщепляются на компоненты, которые используются для клеточного дыхания, кровообращения, как строительный материал для роста клеток и в других необходимых для организма процессов. Теплокровные животные еще тратят энергию на поддержание постоянной температуры тела. Соответственно, для теплокровных животных (в том числе для человека) измеряют метаболизм в состоянии покоя (часто его называют основным, или базовым, метаболизмом) — расход энергии в единицу времени, а для холоднокровных животных рассчитывают стандартную скорость метаболизма и учитывают температуру, при которой велись измерения.

На Земле живёт очень много разных существ, и все они едят, дышат, растут и размножаются. Если бы все они жили в каком-нибудь одном месте, им бы стало тесно и не хватило бы ни пространства, ни ресурсов – то есть, того, благодаря чему они выживают. А те, кому не хватает еды и места, либо погибают, либо уходят и занимают другое место, где и попросторнее, и корма побольше. Так и вышло: при том изобилии и разнообразии жизни, которое есть на Земле, живые организмы позанимали все места на свете. И теперь кто-то живёт на суше, а кто-то обязательно должен жить и в воде. Например, рыбы.
Как животные решили, где кому жить? Если кратко, дело было так: сначала все жили в воде и всем было хорошо, потому что для такой жизни они были приспособлены. У каждого организма внутри большое количество воды, поэтому ни пересохнуть, ни умереть от жажды было невозможно, достаточно было впитывать из воды растворённый кислород и другие необходимые вещества. Передвигаться тоже было легко — вода поддерживала тело.
А вот тем, кто решил выбраться на сушу, пришлось поработать — научиться беречь и экономить воду внутри себя, завести плотные покровы, которые бы не выпускали воду наружу, завести лёгкие, чтобы получать кислород не из воды, а из воздуха, а ещё отрастить мощные конечности, которые бы удерживали тело без поддержки воды и позволяли бы передвигаться по суше. Кто смог завести всё вышеперечисленное, вышел на сушу.
А рыбы остались в воде и живут в ней по сей день. Они дышат растворённым в воде воздухом через жабры, через них же (и через покровы всего тела) впитывают другие необходимые растворённые вещества. У них обтекаемая форма тела, поэтому передвигаться в воде очень удобно, а плавниками удобно грести, хвост же прекрасно подруливает.
Иными словами, в воде рыбы живут потому, что там для них самое подходящее место.

Маттиас Шлейден и Теодор Шванн сформулировали клеточную теорию в 1838—1839 годах. Они постулировали, что:

- Клетка есть биологическая элементарная единица строения организма и может быть рассмотрена как биологическая индивидуальность низшего порядка.

- Клеткообразование есть универсальный принцип размножения.

- Жизнь организма может и должна быть сведена к сумме жизней составляющих его клеток.

Рудольф Вирхов дополнил этот список важным положением:

- Всякая клетка происходит из другой клетки.

Вместе эти 4 утверждения легли в основу современной клеточной теории.

Водоросли - организмы, которые не имеют дифференциации (разделения) на органы и ткани. У них нет корней, побегов, листьев, а есть только тело (таллом или слоевище). Мхи - это высшие споровые растения, уже имеющие четко выраженный стебель, листья и ризоиды (некое подобие корней, выполняющее функцию прикрепления к субстрату). И здесь совсем неважно, где они растут. Не все, что растет в воде водоросли (ведь кувшинки или лотос это и вовсе цветковые растения), а водоросли необязательно растут в воде (встречается много видов сухопутных водорослей, растущих на камнях, деревьях и даже на заборах).

Рост человека регулируется гормоном роста (соматотропным гормоном). Этот гормон выделяется клетками гипофиза. Они так и называются — соматотропные клетки гипофиза — и располагаются в его передней доле.
Основным действием гормона роста является увеличение синтеза белков (строительного материала для клеток) и увеличение скорости деления клеток. От количества гормона роста зависит, растёт человек или нет.
Гормон роста не работает в одиночку. Сам по себе он не только влияет на клетки и их рост и деление, но также стимулирует выделение другого гормона — инсулиноподобного фактора роста-1 (ИФР-1), который потом помогает самому гормону роста.
Оба эти гормона воздействуют на кости и мышцы человека, заставляя их расти. Кости ребенка не полностью состоят из костной ткани. У них есть специальный участок – зона роста. Она состоит из хрящевой ткани и постоянно делящихся клеток. За счёт неё кость может расти в длину. Именно на эту зону и влияют гормон роста и инсулиноподобный фактор роста-1. Рост мышц происходит вслед за ростом костей.
На количество гормона роста влияет хороший сон (именно во сне гормон роста выделяется активнее всего), правильное питание, физическая нагрузка и наследственность. Активнее всего гормон роста выделяется у детей и до 21-25-летнего возраста.
С возрастом секреция гормона роста снижается, зоны роста костей закрываются костной тканью, и процесс роста человека останавливается. И после 25 лет рост человека возможен только в том случае, если у человека есть какие-то заболевания, влияющие на уровень гормона роста.

Когда мы произносим фразу, слышим ее одновременно внутри себя и снаружи. А на записи голос теряет низкие обертоны, которые усилились при прохождении через тело, потому что кости резонируют только на низких тонах. Иными словами, микрофон не «слышит» этих низких вибраций от нашего тела. Это слышим только мы. Из-за этого голос кажется более высоким и менее теплым – и таким он нам не нравится.