Космос

Точного ответа тут дать нельзя. Планет за пределами Солнечной системы на сегодня известно несколько тысяч, но пока телескопы позволяют обнаруживать только те планеты, которые находятся в "удобных" местах - например те, которые иногда проходят для нас мимо звезды и затмевают её свет (это сравнительно несложно заметить).

Очень осторожно можно предположить, что большинство звёзд имеет хотя бы по пять планет. Для Млечного Пути, нашей галактики, мы получим примерно под полтриллиона планет (триллион: 12 нулей после единицы). Сколько всего галактик во Вселенной - вопрос ещё более неопределённый, но, вероятно, речь идёт о сотнях миллиардов. Считая, что галактик "всего" сто миллиардов и что в каждой "всего" полтриллиона планет - получим 50 триллионов миллиардов. Это 50 и ещё 21 ноль; но, повторимся, речь об очень грубой оценке.

Если говорить о цвете неба - то везде, где вокруг вакуум, небо чёрное (так как мы не видим ничего, кроме света, а плотность звёзд и иных источников света на небе очень мала). В газовых облаках при этом цвет неба может меняться, хотя наш глаз этот цвет скорее всего не увидит - клетки сетчатки реагируют на цвет только при достаточной яркости, а свечение рассеянных облаков газа или пыли регистрируют лишь специальные камеры.

Звёзды могут быть при этом разного цвета - от красного до голубого, исключая зелёный и его оттенки; цвет звёзд соответствует цвету нагретого предмета (от малинового до бело-голубого).

Черные дыра могут быть ядрами массивных звёзд, которые завершили свою эволюцию и сжались под действием собственного тяготения. А более массивные чёрные дыры находятся в центре больших галактик, в том числе нашей галактики Млечный путь. Мы не видим саму чёрную дыру, но видим, как она действует на вещество, которое находится рядом с ней и ещё не упало на неё. Такое вещество становится источником разного излучения — от рентгеновского и гамма-излучения до радиоволн.

Когда мы прыгаем с забора на землю, мы пребываем в невесомости: у нас нет веса, мы никуда не давим. То же самое происходит и в космосе: планеты всё время падают.
Давайте представим, что мы не просто прыгаем с забора, а у нас к тому же есть реактивный ранец, который толкает нас вперёд. Если он будет толкать нас достаточно быстро, мы никогда не упадём на землю, а будем вечно падать, ведь земля будет в прямом смысле уходить из-под ног (потому что она круглая!). То же самое получается и с космической станцией. Она летит так быстро, что постоянно промахивается и не встречается с Землёй.

Представьте себе письмо, которое вам отправили из другой Вселенной. Что должно быть написано на конверте в качестве адреса? По аналогии с обычными земными письмами: Вселенная, местная группа галактик, галактика, Солнечная система, планета Земля. В подобном адресе отражено объективное представление об устройстве космоса.
Попытаемся теперь оценить масштабы вселенной в обратном «адресном» порядке. Свет от Земли до Луны летит чуть дольше одной секунды, до Солнца – немногим более восьми минут. Планетную зону Солнечной системы свет пройдет за рабочий день, до границы Солнечной системы достигнет уже примерно за год, Галактику пересечет за сто тысяч лет, до ближайшей крупной галактики доберется за два с половиной миллиона лет, а самые “далекие” вещи в наблюдаемой вселенной соответствуют расстоянию около четырнадцати миллиардов световых лет.
Разнообразие объектов в космосе настолько велико, что ни один астроном не охватит вниманием все типы. Наиболее часто мы слышим про планеты, звезды, черные дыры. А есть еще космические облака газа и пыли, есть коричневые карлики и планеты-бродяги, весь космос пронизан электромагнитными полями и различными излучениями — от радиоволн до потоков элементарных частиц.
Многое по-прежнему неизвестно. Например, для того чтобы объяснить, почему галактики до сих пор «не развалились», пришлось придумать загадочную «темную материю». Под этим термином понимают невидимые частицы, которые проявляют себя только косвенно – через гравитацию. И астрономы, и физики отчаянно ищут эти частицы.

У каждого небесного тела есть масса и притяжение. Для того, чтобы с этого тела можно было куда-нибудь вырваться, нужно преодолеть его притяжение, а для этого необходима большая скорость. Она называется второй космической скоростью, и она тем больше, чем массивнее и плотнее тело, с которого мы планируем улететь. Например, для того, чтобы улететь с Земли, нужна скорость примерно 11 км/с. Это много, но всё же современные космические аппараты могут её развить и унести нас куда-нибудь за пределы Земли.
Но если небесное тело ещё массивнее и плотнее, чем Земля, вторая космическая скорость будет ещё больше. Например, мы можем представить себе плотное тело, для которого вторая космическая скорость будет равна скорости света. С такого тела не сможет улететь никто и ничто, даже свет.
Такое тело мы принципиально не можем наблюдать извне и к тому же не можем знать, что происходит внутри него. И тем не менее, мы знаем, что оно — вернее, они, чёрные дыры — существуют. Это могут быть ядра массивных звёзд, которые завершили свою эволюцию и сжались под действием собственного тяготения.
А более массивные чёрные дыры находятся в центре больших галактик, в том числе нашей галактики Млечный путь. Мы не видим саму чёрную дыру, но видим, как она действует на вещество, которое находится рядом с ней и ещё не упало на неё. Такое вещество становится источником разного излучения — от рентгеновского и гамма-излучения до радиоволн.

По определению метеорит это и есть упавший объект внеземного происхождения. То есть не упавших метеоритов просто не бывает - малые тела с поперечником меньше метра в космосе называют метеороидами, а всё более крупное (и меньше планеты) уже носит название астероидов.

Метеороиды и астероиды падают на планеты тогда, когда их импульс оказывается направлен в сторону поверхности. Это, в свою очередь, происходит либо в результате случайности (орбита тела пересеклась с орбитой планеты и произошло столкновение), либо когда гравитация планеты развернула небольшое тело с недостаточно большим импульсом. То есть падает либо то, что быстро прилетело навстречу, либо то, что не слишком быстро двигалось неподалёку.

Для Солнечной системы существует предел скорости, с которой небесное тело может врезаться в планету - это сумма скорости планеты (при движении вокруг Солнца) и третьей космической скорости (если тело движется быстрее, оно улетает от Солнца к другим звёздам). Ни одно тело из Солнечной системы не может столкнуться с Землёй на скорости больше семидесяти километров в секунду.

“Погода” — то есть, условия на поверхности планеты зависят от трёх вещей. Во-первых, это мощность звезды, вокруг которой планета обращается. Во-вторых, расстояние от этой звезды до планеты. И наконец, свойства атмосферы планеты.
Чем ярче звезда и чем ближе она к планете, тем теплее будет на поверхности планеты.
Но тогда выходит, что самой горячей планетой Солнечной системы должен быть Меркурий — он ближе всего к Солнцу. Но на самом деле температура выше на Венере. Почему так? Потому, что атмосфера Венеры очень плотная — она состоит в основном из углекислого газа. Она работает как гигантское одеяло, задерживая тепло, исходящее от Венеры, поэтому поверхность планеты нагревается почти до +500°С! . Это называется “парниковый эффект”. Нечто похожее действует и на Земле, но к счастью, не так сильно. Даже на Марсе температура почти никогда не поднимается выше 0°С, а чаще всего она существенно ниже. Там могло бы быть теплее, если бы у Марса была более плотная атмосфера.
А ещё более далёкие планеты Солнечной системы — это настоящее царство вечного холода.

Млечный путь — это название нашей Галактики. В ней находится Солнце и окружающие его планеты, а помимо него — ещё 200 миллиардов других звёзд. Все звёзды, которые мы видим невооружённым глазом на небе, тоже находятся в галактике Млечный путь.
Правда, так исторически сложилось, что млечным путём называют светлую полосу на небе, в которой видно особенно много звёзд. Поскольку Галактика имеет форму диска, а смотрим мы на неё изнутри, мы можем разглядывать её как в плоскости диска, так и в перпендикулярном “разрезе”. Когда мы смотрим в плоскости и видим особенно много звёзд, мы называем это “млечный путь”.

Космические исследования могут помочь в решении глобальных проблем. Например, благодаря ним у нас с вами есть телевидение и радиосвязь. В условиях вакуума проводятся важные эксперименты, проливающие свет на "земные" явления.
К тому же, если сосредоточить все финансовые ресурсы только на решении глобальных проблем, с голоду вымрут многие астрофизики, инженеры, и космонавты.