Тургенев

Испытание любовью. Родители. Если задуматься: кто из героев тургеневского романа способен испытывать настоящую любовь? Любовь искреннюю, трогательную, готовую все отдать и ничего не требующую взамен? На память приходят родители Базарова, которых автор с оттенком трогательной нежности называет «старичками». Подобно Николаю Петровичу, они с нетерпением ждут на каникулы сына, которого «три года не видали». Но долго приходится им ждать. Сперва Базаров, как мы знаем, гостит у Кирсановых, затем, соскучившись, посещает с Аркадием губернский город. И даже после этого «катит» не домой, а в имение к заинтриговавшей его Анне Сергеевне. Дорогой Базаров вспоминает про свой «день ангела», а значит, дома его приезда чают больше, чем когда бы то ни было. «Сегодня меня дома ждут, – прибавил он, понизив голос… – Ну, подождут, что за важность!» В конце концов старикам приходится прислать за ним, будто ненароком, преданного Тимофеича. Из уст бывшего своего дядьки Базаров слышит заслуженный укор: «Ах, Евгений Васильевич, как не ждать-то-с! Верите ли Богу, сердце изныло на родителей ваших глядючи». В духе народного причитания обращается старик, «с крошечными слезинками в съеженных глазах», к любимому своему воспитаннику. «Ну, хорошо, хорошо, не расписывай. Скажи им, что скоро буду», – сурово обрывает Базаров старого дядьку. Неизвестно, скоро ли бы он выполнил свое обещание, если б не драматический разрыв с Одинцовой.

Сцена приезда под отчий кров своей трогательностью напоминает встречу отца и сына Кирсановых, и даже превосходит ее. Ведь Евгения дождалась матушка, Арина Власьевна: «И не разжимая рук, она отодвинула от Базарова свое мокрое от слез, смятое и умиленное лицо, посмотрела на него какими-то блаженными и смешными глазами и опять к нему припала». Отец, Василий Иванович, пробовал вести себя сдержанно. Однако и у него «и губы, и брови дергало, и подбородок трясся». Но встреча не принесла старикам полного, чаемого счастья. Уже к вечеру «…глаза Арины Власьевны, неотступно обращенные на Базарова, выражали не одну преданность и нежность: в них виднелась и грусть <…>, виднелся какой-то смиренный укор». Спустя всего «три дня» (эти слова вновь и вновь повторяет потрясенный старик) Базаров «с натянутым зевком» просит отца снарядить обратных лошадей. «Ничего. До свадьбы заживет!» – снова отмахивается герой от переживаний близких. Потрясенный отец расценивает отъезд сына как предательство. Исчезла опора его бессильной старости: «Бросил, бросил нас <…>. Один, как перст теперь, один!» Арина Власьевна, «прислонив свою седую голову к его седой голове», напоминает горькую правду: «Сын – отрезанный ломоть. Он что сокол: захотел – прилетел, захотел – улетел…»

Но родители не могут долго сердиться. «Енюша» вернулся, да еще на шесть недель. То-то радость! Искушенный опытом старик «только что не прятался от него», чтобы не помешать. Арина Власьевна «соглашалась с мужем <…> и окончательно боялась с ним (Евгением) заговаривать». Такова внешняя хроника отношений Базарова с матерью и отцом, почти вплоть до финала. Она дала основание критику Максиму Алексеевичу Антоновичу утверждать, что «Базаров «ненавидит всех», начиная «от своих добрых родителей» – «ни одно чувство не закрадывается в его холодное сердце» (статья «Асмодей нашего времени»).

И все же Базаров не лукавит, когда говорит Аркадию о любви к своим родителям. «Он все-таки понимает, что отец любит его», – отмечает десятиклассник в сочинении на тему «Евгений Базаров и Аркадий Кирсанов – сыновья своих отцов». «Евгений тоже любит своих родителей, но из-за своих убеждений, и перед собой, и перед Аркадием, говорит о них с пренебрежением». Сколько чувств прорывается в его радостном восклицании при виде отца: «Он, он – узнаю его фигуру. – Эге-ге! как он, однако, поседел, бедняга!» Готовясь уехать, Базаров сказал: «Ничего!» – но целый день прошел, прежде чем он решился уведомить Василия Ивановича о своем намерении». Суровый нигилист скрывает, маскирует и это чувство. В первую очередь перед Аркадием. Ведь он только что сказал, да и показал всем своим видом, что радость встречи была со стороны родителей Кирсановых признаком аристократической мягкотелости. И вот в собственном домике «под соломенной крышей» он встречает тот же умилительный прием. Настойчивые, требующие ответного чувства порывы. Здесь помнят его как человека со всеми слабостями. Здесь знают, что из деревьев он больше всего любит акации, а из кушаний – малину со сливками. Под отчим кровом он на всю жизнь – «Енюшенька».Остается одно – бежать. Нельзя «рассыропиться» перед безнадежно отставшими от жизни стариками. Перед отцом, который « в шестьдесят лет хлопочет, толкует о «паллиативных» средствах, лечит людей <…> – кутит, одним словом» и матерью, которой бы «родиться лет за двести, в старомосковские времена».

Пренебрежение «стариками» тем обиднее для них, что Базаров имеет основания не только любить, но уважать отца. В разговоре старший Базаров признается, что «тех-то в южной-то армии, по четырнадцатому, вы понимаете (Василий Иванович значительно сжал губы) всех знал наперечет». Отставной лекарь имел право с достоинством «сжимать губы». В своей речи Василий Иванович иносказательно намекает на людей «четырнадцатого декабря» – членов Южного тайного общества (под руководством Сергея Муравьева-Апостола). Он их, несомненно знал, их радикальные убеждения разделял. И может быть, чудом спасся от каторги. В разговоре с Аркадием (сын не прислушается и не услышит!) можно поведать об опасной юности. Так Базаров проглядел в отце единомышленника. Не менее права имеет скромный Василий Иванович гордиться своей врачебной деятельностью в период «чумы в Бессарабии», за что «получил Владимира». Однако, ожидая приезда сына, «велел спороть ленточку». Базаров несправедливо смешивает почести ненавидимого им правительства и награду (заслуженную!) Родины за подвиг.

Внимание к родственным преданиям помогло бы Базарову ответить на важный для любого человека вопрос: почему я такой? Что унаследовал от многих поколений, от отцов и дедов? Пылкость передалась от отца, который в молодости склонен был к страстям и с краской на лице признается молодым людям в давнем увлечении карточной игрой. От него, по всей видимости, и неутомимое трудолюбие. А умение руководить людьми – уж не от деда ли передалось, что «при Суворове служил и все рассказывал о переходе через Альпы»? «Врал, должно быть» – с недопустимым пренебрежением бросает Базаров. Лишь перед лицом смерти Базаров просит Анну Сергеевну осиротевших отца и мать «приласкать», «ведь таких людей, как они, в вашем большом свете днем с огнем не сыскать…»

Но быть может, Базаров имел моральное право так поступать? Ведь он не просто гостит дома – он уединяется, чтобы заняться наукой, решает грандиозные задачи, готовит себя к великой миссии? Нет, – говорит нам Тургенев. Чем более велик человек, тем сильнее требования к его гуманности, человечности. На этом стоит русская литература. Вина Базарова в этом случае – неискупимая и страшная.

Источник: http://licey.net/free/12-analiz_proizvedenii_literatury_do_20_veka_dlya_sochinenii/45-russkaya_klassika_xix_veka_ia_goncharov_is_turgenev/stages/2810-problema_otcov_i_detei_roditeli.html

Старшее поколение жило в других условиях, воспитывалось по-другому. Для младшего поколения действительность изменилась, а старшее поколение часто этого не понимает и старается заставить младшее жить по принципам своей молодости.

Почему Герасим подчиняется барыне? Почему он не защищает то, что ему дороже всего? У него отобрали все - дом,тяжелую работу, которая не только кормила его, но и доставляла удовольствие, любимую женщину, собаку,единственное дорогое ему... Почему???

Как бы не был симпатичен Герасим, его безвольное подчинение барыне и убийство ради ее прихоти вызывает только резкий протест. Нельзя быть до такой степени послушным и трусливым.

Возможно, Тургенев и не призывает к борьбе с крепостничеством, но читая его рассказ, так и хочется, чтобы Герасим не подчинялся покорно, а наказал обидчицу.