Андрей Журавлев
доктор биологических наук, профессор МГУНа сайте с января 2019istina.msu.ru/profile/AYZhuravlev
Андрей Журавлев
доктор биологических наук, профессор МГУistina.msu.ru/profile/AYZhuravlev

Как определить, из чего состоит нефть, придумали сами нефтянники, точнее геохимики, связанные с нефтяными поисками. Понадобилось это для того, чтобы понять, где источники нефти – нефтематеринские породы? Ведь в нефтяных коллекторах, например, в рифовых и солевых отложениях, эта жидкая горная порода только накапливается. Анализируя молекулярный состав нефти и сравнивая его с таковым разных нефтематеринских пород, можно установить искомые связи. Эти специфичные молекулы были названы биомаркеры, поскольку все они образовались в результате распада сложных органических молекул, например, жиров. А дальше выяснилось, что такие биомаркеры позволяют определить, какие именно группы организмов формировали те вещества, из которых эти ископаемые молекулы в конечном счёте получились. Нефти разного возраста имеют свой набор биомаркеров, свидетельствующий о разной роли всевозможных водорослей, бактерий и архей в их формировании. А вот следы "инопланетного" ( кометного) вещества или чего-то другого в земной нефти не находят.

Андрей Журавлев
доктор биологических наук, профессор МГУistina.msu.ru/profile/AYZhuravlev

Окраску животных последнего ледникового периода можно узнать по статкам ДНК. Хотя их шерсть сохраняется достаточно хорошо, её цвет в большей степени свидетельствует об условиях захоронения: окислы железа придают ей рыжевато-бурый оттенок, вивианит – синий.

"На деле ведь окраска" сохраняется и на более древних окаменевших остатках: меланосомы (клеточные структуры, придающие цвет покровным тканям) достаточно устойчивы, чтобы сохраниться в определённых, редких, условиях. Эти структуры и позволяют установить, была ли у динозавров или древних птиц защитная окраска чешуи и перьев, были ли они полосатыми или пятнистыми, преобладали ли в их окраске чёрные или рыжие тона. Кроме того, закономерное расположение меланосом свидетельствует о переливчатой окраске, как у перьев колибри или павлина. К сожалению, не сохраняются каротиноиды и некоторые другие молекулы, влияющие на окраску, поэтому, конечно, весь спектр восстановить невозможно.

Кроме того, окраска покровов не сводится к пигментам: у бабочек, например, и ряда других насекомых цветовой рисунок определяется микрорельефом и слоистостью поверхности, отражаясь от которой солнечные лучи и придают ей цвет, обычно переливчатый.

Андрей Журавлев
доктор биологических наук, профессор МГУistina.msu.ru/profile/AYZhuravlev

Судя по относитьльно достоверным (неотфотошопленным до неузнаваемости) фотографиям из И-нета, за чупакабру в основном принимают полуразложившиеся остатки разных некрупных хищников (куньих, псовых).

Все проанализированные на ДНК волосы, которые, как предполагались, принадлежат бигфуту оказались медвежьми.

Андрей Журавлев
доктор биологических наук, профессор МГУistina.msu.ru/profile/AYZhuravlev

Вот, Дарвин уже за меня ответил. Всё верно, кроме креационизма – это не научная теория, а набор слов. В научных работах всегда присутствуют разделы "материал" и "методы", то есть объясняется, что именно и как исследовалось. Поскольку в креацианистких писаниях никогда, ничего и никак не исследуются, научными они не являются.

Андрей Журавлев
доктор биологических наук, профессор МГУistina.msu.ru/profile/AYZhuravlev

Это зависит от породы. Якутские лошади, например, полностью полагаются только на себя. Не они человека разыскивают, а он их, когда приходит надобность.

Тарпаны (одичавшие несколько веков назад лошади) встречаются на всех материках, но не приспособились выживать только в Намибии (где их и не было – это местообитание зебр): слишком засушливый климат.

Среди пород крупного рогатого скота тоже есть весьма самостоятельные, например испанские боевые коровы. Если их выпустить на свободу и не отстреливать, справятся без человека.

Андрей Журавлев
доктор биологических наук, профессор МГУistina.msu.ru/profile/AYZhuravlev

Ответ Джарет М.: а других представителей рода людского (Homo) и их непосредственных предшественноков за людей не считаем? Как-то не по-людски...

Андрей Журавлев
доктор биологических наук, профессор МГУistina.msu.ru/profile/AYZhuravlev

Нет не фантастика, но только для каменноугольного периода, когда уровень содежания кислорода в атмосфере превышал 30%. Размер насекомых и многих других наземных членистоногих имеет ограничения из-за наружного скелета, который периодически нужно менять (линять), а также из-за трахейного дыхания. Чтобы воздух пассивно поступал через трахеи – тонкие субмиллиметровые в диаметре трубочки – необходимо относительно высокое парциальное давление кислорода. Поэтому в каменноугольном периоде стрекозы дорастали до 75 см в размахе крыльев (примерно в 6 раз крупнее современных), подёнки – до 45 см (почти в 20 раз больше), а вымершие палеодиктиоптеры – до 55 см. Крупнее насекомых в истории Земли не было, а муравьи в то время ещё не появились и гигантами им стать не довелось. Хотя некоторые меловые (современники динозавров) – адские муравьи – имели весьма устрашающий облик, их размер не превышал 1 см.

Андрей Журавлев
доктор биологических наук, профессор МГУistina.msu.ru/profile/AYZhuravlev

Какого-то такого единовременного периода, когда животные все были больше, чем современные в истории Земли не было. У каждых гигантов было свое время. Скажем гигантские насекомые, многоножки и другие членистоногие — все эти существа жили исключительно в каменноугольном периоде, в начале пермского, когда уровень кислорода был практически на 10% выше, чем сейчас. И этим созданиям, у которых очень специфическое дыхание, точнее — органы дыхания. Тогда они могли дышать и расти до таких размеров. Сейчас насекомые до такого размера уже не дорастут. Все эти ужастики, где гигантские пчелы и пауки нападают на людей, в природе, в реальности это невозможно. Потому что-либо мы, либо они. Создать условия, где и те, и другие бы процветали, нереально.

Андрей Журавлев
доктор биологических наук, профессор МГУistina.msu.ru/profile/AYZhuravlev

Конечно. Пройдет некоторое количество времени, и лошади и коровы станут совершенно дикими. С лошадьми, кстати, это происходило очень часто. Все тарпаны, которые живут в различных заповедниках в Америке, в Европе, у нас в России, когда-то были домашними животными. Но одичали со временем. Понадобилось несколько десятков лет для того, чтобы они стали совершенно дикими. Случаем достоверных много. Неважно, кто там — лошади, кошки или собаки. Историю собаки динго все знают: привезли-то ее в Австралию, как домашнюю собачку, а теперь это самый мощный дикий хищник, который на всем австралийском континенте существует.

Андрей Журавлев
доктор биологических наук, профессор МГУistina.msu.ru/profile/AYZhuravlev

Болезни, конечно, существовали всегда. Деятельность человека, конечно, способствует распространению болезней, но это потому что нас местами очень много. И любые организмы, когда их становится слишком много, они болеют гораздо чаще. В копролитах древнейших предков вообще млекопитающих всех, которым 300 млн лет с чем-то, тоже находят яйца тех же аскарид. А аскариды эти и сами источник всевозможных болезней, и переносчик всевозможных болезней. Учитывая, что наш геном на 1/3 состоит из генов, которые нам достались от еще более древних бактериальных предков, то бактериям, которые в большей степени являются источником наших заболеваний, договориться с любыми нашими генами гораздо проще, чем даже нам самим.