Теперь Кью работает в режиме чтения

Мы сохранили весь контент, но добавить что-то новое уже нельзя

Почему в Новосибирске люди с подозрением на коронавирус ночуют в палатке перед больницей?

Вопросы о коронавирусе+2
Григорий Туманов
  · 4,0 K
Мы — журналисты, которые задаются вопросами о том, как жить в России.   · 1 июн 2020
Отвечает
Петр Маняхин

Ночь с 29 на 30 мая жительница Новосибирска Римма Убейконь и ее муж провели в палатке медицины катастроф перед новосибирской больницей №11. Супругов привезла туда скорая помощь около 23.00, у обоих были результаты КТ, сделанные в платной клинике, которые подтверждали двустороннюю пневмонию, рассказывает Римма.

«С двух ночи нас было шестеро. До этого одну женщину после инсульта пустили вне очереди. С пяти утра где-то, когда дождь перестал, мы стали выходить, потому что скученно там находиться очень тяжело, - говорит пациентка. - Подходил сотрудник, отвечающий за транзит прибывших больных, купил нам воды, порадовали, что до восьми часов нас примут всех».

Пребывание в палатке Римме объяснили перегрузкой больницы – такую меру ввели, чтобы пациенты не ждали госпитализации в машинах скорой помощи, как это происходит в некоторых регионах. В минздраве объяснили, что перегрузка палаток связана с большим количеством самостоятельных обращений в больницу.

«Я понимаю, что введение этой палатки – мера необходимая. Просто вы сделайте возможным пребывание в этой палатке людей с пневмонией, - говорит жительница Новосибирска. - Если ты не можешь попить, поесть, сидишь скученно у печки, которую выключаешь и сразу холодно. Ни туалета, ни воды – нет ничего. Никто не брал с собой поесть, потому что никто не ожидал, что придется до утра сидеть в палатке».

Супруги хотели уехать домой и вернуться утром, но сотрудник больницы предупредил их, что они окажутся «в конце очереди». Днем, по его словам, ожидающих госпитализации пациентов еще больше.

«Мы решили терпеть до конца», - говорит Римма.

В больнице супруги оказались только в 9 утра. Их положили в разных концах коридора – в палате мест не оказалось.

«Мне предлагали палату, но я отказалась. У меня место более удачное, более спокойное. В первый день было непривычно, шумно, но сейчас лучше, - рассказывает Римма. - Муж чувствует себя бодрее, потому что у него нет температуры, ходит, помогает мне – лежит в другом конце коридора. Я ходила вчера к нему, но сегодня не могу».

Римма говорит, что в больнице действительно очень много пациентов, однако врачи не оставляют их без внимания, «работают на самоотдаче».

«Надо понимать, что все пациенты в состоянии либо таком же, как я, либо хуже. И то, что они успевают всем сделать вовремя инъекции, уже хорошо, - рассказывает она. - Сегодняшней сменой я удивлена. В таком аду удается найти время на сочувствие. Они жутко устают. Мне вчера было плохо, я встала в два часа, чтобы поставили укол. Сидит доктор, перед ней куча дел, она просматривает назначения. Это было часа два или три ночи. Потом она опять на дежурство».

Перегрузку больницы №11 подтверждают и другие пациенты. Пенсионерка Елена Колташова также провела несколько часов в палатке перед госпиталем, позже ее все-таки госпитализировали.

«В одном отделении, без перегородок находятся пациенты с подтвержденным ковид и не подтвержденным. Ну, ок. Бог узнает своих. Не хватает персонала, лекарств, оборудования. Градусников не хватает. Градусников, Наташ! Подушечки под локоть, чтобы взять кровь из вены, в отделении нет! Если диабетик — глюкометр с собой», - писал ее сын Максим Колташов в фейбуке.

Он также опубликовал фото «общей поилки», из которой пациенты своими кружками черпают воду, и пожаловался на антисанитарные условия содержания.

100088746_3105524676181503_8998104124620800000_o.jpg

После этого аккаунт с гербом Новосибирской области опубликовал в комментариях фото с чистыми унитазами и урнами и сообщил о достаточном количестве градусников, мыла и регулярной уборке. Общую поилку накрыли крышкой и добавили половник. Пост поспособствовал тому, что в отделении стали чаще убираться, но опубликованные фото все равно «фейковые», считает Максим Колташов.

«Только что говорил с мамой, это ведро с половником стоит на их этаже, только в другом крыле, больные-то особо не общаются и не ходят, - рассказывает он. - У минздрава своя реальность, откуда эти фото, не знаю, на тот момент был срач и ужас».

На бытовые условия в больнице №11 жаловались и другие пациенты. Они рассказывали, что медперсонал не убирает за лежачими больными, их не кормят. В региональном минздраве заявили, что «анонимная информация не соответствует действительности», однако, ни один из приведенных фактов не опровергли.

Один из пациентов с пневмонией буквально сбежал из больницы №11 и уехал к себе на дачу, где изолировался на две недели. Он рассказал, что не выдержал антисанитарии и невнимания к лежачим больным со стороны медперсонала.

По официальным данным регионального оперштаба, количество госпитализированных пациентов с подозрением или подтвержденным диагнозом не растет – оно держится на уровне 1500, сказано в статистике регионального оперштаба. С 1 июня новосибирцам с легкой формой инфекции разрешили лечиться дома, писал НГС.

В инфекционных госпиталях Новосибирска не хватает мест, говорят пациенты. Об отсутствии коек в больнице №11 рассказывает и источник «Справки» в одном из районных медицинских учреждений области.

«Если раньше мы все пневмонии должны были везти в 11-ую больницу, была такая установка. Но больница просто захлебнулась, там по 10 скорых стояли, дожидаясь очереди, - говорит врач. - Теперь пришла директива, что туда нужно отправлять пациентов только с положительным тестом, остальные пневмонии лечим на месте».

Больница №11 – самый крупный инфекционный госпиталь в Новосибирске. Региональный оперштаб рассказывал, что он рассчитал на 642 койки, однако позже власти признали, что его мощностей не хватает. Под прием больных коронавирусом в Новосибирске, помимо инфекционной больницы и ГКБ №11, переоборудованы кардиодиспансер, госпиталь ветеранов войн №2, ГКБ №11 и №25.

Татьяна Егорова лежала как раз в 25-ой больнице – от госпитализации она «напрочь отказалась» сразу после получения отрицательного теста на COVID. При этом женщина уверена, что больна коронавирусной инфекцией.

«Я не вижу смысла [лежать в больнице]. Там все друг на друге. Лечение только антибиотиками, - рассказывает Татьяна. - Его должны ставить раз в 12 часов, а его могли ставить и в 9 утра и в три часа дня. По-моему, там вообще лекарств нет, а в выписке у меня те назначения, которые я не получала».

Она говорит, что однажды ей принесли таблетки от повышенного давления, несмотря на то, что обычно у нее пониженное. По мнению Егоровой, «наше здравоохранение рухнуло», и ей лучше находиться дома, несмотря на подтвержденную на КТ пневмонию. Она, как и многие опрошенные «Справкой» пациенты, заболела за неделю до госпитализации и обследовалась в частной клинике, потому что участковые терапевты не считали нужным брать тесты, а скорая не везла ее в больницу.

Когда Татьяна самостоятельно приехала в больницу №11 с подтвержденной пневмонией, от госпитализации ее отговорили врачи, заявив, что «сюда везут только умирать». «Катафалк вывозят – принимают нового пациента», - вспоминает она тот разговор.

При этом, по официальным данным в регионе зарегистрировано 33 смерти от COVID. Министр здравоохранения Константин Хальзов признал, что умерли еще несколько пациентов с коронавирусом, но отказался назвать Тайге.инфо их число. НГС рассказывал, как минимум, о двух подобных случаях – при том, один из пациентов умер после выписки из инфекционного госпиталя и был записан в статистику как выздоровевший.

Новосибирцы с подозрительными симптомами не могут оперативно сделать тест на коронавирус, рассказывают пациенты. Участковые терапевты делают тесты только тем, кто был в непосредственном контакте с зараженными. Об этом «Справке» рассказали и Татьяна Егорова, и Римма Убейконь, которая провела ночь в палатке перед больницей. Они с мужем заболели за неделю до того, как попали в больницу, хотя вызывали врачей сразу после появления симптомов.

«Врач посмотрел, послушал, сказал, что горло красное, что нужно больше пить. Он сказал, что это не вирус, что я просто простыла. Выписали антибиотики, курс антивирусного препарата какого-то и что-то отхаркивающее. Мы начали пить сразу все это дело, - говорит Римма. - Мое состояние не улучшалось, температура держалась. Я спросила у врача про тесты. Она заявила, что необходимости нет, так как мы ни с кем не контактировали из зараженных. У меня был сильный кашель, я попыталась пройти КТ с того момента. Была одышка на разговоре и физических действиях».

Мать Татьяны Федосеевой из города Бердска под Новосибирском перед госпитализацией почти три недели провела дома с кашлем, в последнюю неделю у нее была высокая температура. Тест ей делать не стали, госпитализировать тоже не стали.

«Сказали, будет задыхаться – тогда и приедем», - пересказывает Татьяна разговор с диспетчером скорой.

Пенсионерку госпитализировали только с пневмонией, подтвержденной на сделанной в платной клинике КТ, и после жалоб заведующему бердской больницы. Теперь симптомы ОРВИ появились и у сестры-близняшки, с которой во время самоизоляции жила мать Татьяны Федосеевой.

По отчетам оперштаба, в Новосибирской области зарегистрировано 2914 случаев COVID-19, 29 мая ежедневный прирост зараженных впервые превысил 100 человек и держится на том же уровне. Губернатор Андрей Травников продлил режим самоизоляции до 1 июля. Теперь жителям разрешены не только походы в магазин и прогулки, но и «деятельность, связанная с обеспечением реализации и реализацией избирательных прав граждан». Кроме голосования по поправкам в Конституцию, в сентябре в регион должны выбрать депутатов горсовета и заксобрания. Еще в середине апреля губернатор отчитывался, что на работу вышли 77% трудоспособного населения региона. С тех пор новых ограничений не вводилось – власти только смягчали их.