Сабир Еникеев
История
1,4K
Историк, популяризатор науки, волонтер, реконструктор  · 19 нояб  ·
5cuirassiers

На злобу дня | Эпидемия сыпного тифа среди французского гарнизона Майнца в конце 1813 - начале 1814 г.



Думаю, каждый из нас прекрасно понимает, что любая война – это едва ли не самые благоприятные условия для развития эпидемии. Причём, независимо от исторического периода. Разве что, в Новое и Новейшее время масштабы конфликтов кратно увеличились, что не замедлило ухудшить эпидемиологическую обстановку. Несмотря на прогресс медицины. Таким образом, первым фактором, играющим на руку инфекционной опасности, становится массовость: за период Наполеоновских войн численность солдат, служивших только под знамёнами Франции, составляет почти 3.400.000 человек.
Здесь же буквально за ручку тянется и невероятная скученность всех этих солдатских масс: существование на очень небольших пространствах – казармы, гарнизоны, осажденные крепости, окопы – одним словом, места мало, а людей много. Зачастую – особенно в двух последних обстоятельствах – можно констатировать антисанитарию, загрязнение питьевых источников, неудовлетворительные снабжение и гигиену. Более того, ослабленные голодом и физическим истощением организмы гораздо хуже сопротивляются заболеваниям.
Наконец, война предполагает массовую гибель участников – непогребённые разлагающиеся трупы являются одним из самых опасных источников распространения болезнетворных организмов. Ну и "приятным" бонусом идёт еще и то, что где бы человек ни воевал, он всегда тащит туда животных, контактом с которыми просто увеличивает риск вирусных мутаций.

Теперь о главном действующем лице этой истории - о тифе.В данном случае нас интересует исключительно сыпной тиф. Во-первых, потому что он встречается не в пример чаще, нежели брюшной или возвратный; а во-вторых – потому что в Майнце в 1813 году разразился именно он. Более того, даже чисто терминологически в европейских языках под латинским термином "typhus" как правило понимают именно сыпной тиф. Наряду с цингой и венерическими болезнями, тиф является самым военным среди прочих заболеваний. Даже сейчас в английском языке его синонимом является термин «camp fever». Так, один из известных медиков того времени де Керкове, чьи воспоминания еще будут приводиться ниже, пишет о тифе следующее: «Раз за разом эта болезнь была известна под названием госпитальная лихорадка, тюремная лихорадка, корабельная, лагерная и армейская». Причины тому кроются в самой природе тифа:
Во-первых, это трансмиссивное заболевание. Это значит, что оно распространяется посредством переносчика, которым являются кровососущие насекомые. В случае сыпного тифа это платяная вошь. И второй момент: сыпной тиф – это антропонозное заболевание, то есть единственным его источником является человек. Именно эти два фактора и обеспечивают такую привлекательность военных условий для тифа: нахождение рядом большого количества потенциально завшивленных людей.

Инкубационный период тифа составляет от полутора до двух недель. В 75% случаев болезнь протекает в среднетяжёлой форме. Начальный период охватывает время с 1 по 5 день, после которого наступает разгар болезни. В числе основных симптомов сильный жар, слабость, головная боль, сыпь по всему телу, бессонница, жажда и психические расстройства. Причем последние могут быть самыми разными. На 12-14 день наступают спад и выздоровление. Если наступают. Однако сроки могут несколько меняться в зависимости от условий.
Прежде всего, когда мы говорим о германской кампании 1813 г., мы должны представлять себе масштаб разыгравшихся столкновений. Национально-освободительный подъем, мобилизация резервов… Буквально впервые за весь период в боевые действия были вовлечены такие людские массы: в состоянии войны оказались почти все европейские государства, и счет пошёл уже на сотни тысяч. А я напомню, что у каждой территории есть некая предельная нагрузка, ресурс, за пределы которого она не может шагнуть.

Теперь самое время познакомить вас с одним из главных источников, с помощью которого мы можем получить информацию по данной теме. Это опубликованный в 1836 г. труд голландского врача де Керкове «История болезней Великой Армии в кампаниях 1812-1813 гг.». В эпоху НВ автор находился на французской службе, в период германской кампании 1813 г. состоял медиком при штабе 2-го корпуса ВА. Причём при отступлении французов из Германии, он остался вместе с гарнизоном в Майнце и видел эту эпидемию своими глазами. Конечно, воспринимать эту работу следует скорее, как мемуары, ибо современным медицинским представлениям она уже не соответствует. Но как взгляд непосредственного участника она представляет большую ценность.

Вот, что сообщает нам де Керкове: «Но вслед за болезнями, о которых я только что поведал, в июле возвестил о себе тиф, сразу принявший крайне заразные формы. Очень скоро наши госпитали были переполнены. Действовавшее в то время перемирие позволило нам эвакуировать больных в тыл должным образом. Но уже в середине августа война разразилась вновь, с ещё большим ожесточением, чем прежде. Изматывающие марши, лишения, испытываемые нами вследствие высокой концентрации людей на одном месте – всё это в высшей степени способствовало скорому заполнению госпиталей, которые мы старались максимально освободить перед окончанием перемирия. В сентябре распространение тифа становилось всё более тревожным. К середине месяца он уже отнял у нас многих храбрецов, столь победоносно сражавшихся с австрийцами под Дрезденом.»
В октябре эпидемия приобрела лишь более удручающий характер.
После того, как в августе истёк срок действия перемирия между сторонами, а тем более после сражений при Лейпциге и Ханау (середина и конец октября 1813 г.) для французов уже не шло никакой речи о сохранении Германии. Уже не до жиру.
Потерпевшая поражение и отступающая армия редко когда располагает хорошими условиями: плохое снабжение, недостаток всего и вся, спешка и т. д. Всё это лишь способствовало росту числа заболевших.

Керкове: «В течение нашего октябрьского отступления я посетил несколько госпиталей между Эльбой и Рейном. В этих переполненных учреждениях нельзя было наблюдать больных, кроме как пораженных тифом. Смертность среди наших войск и местных жителей становилась все более значительной. 2 ноября большая часть армии перешла на французский берег Рейна. После перехода Рейна эта чудовищная эпидемия принесла ужас и во Францию: она не замедлила объявиться среди жителей Майнца и других рейнских городов».
В качестве гарнизона в Майнце был оставлен 4-й армейский корпус под командой генерала Морана, одного из испытанных дивизионных командиров маршала Даву. Назначен он был 12 ноября, а уже 21 к Майнцу подошел русский корпус генерала Ланжерона и началась осада города. Поскольку тиф был принесен в город отступающими войсками и свирепствовал ещё много раньше, в городе буквально сразу сложилась тяжёлая обстановка.

Меры против эпидемии, к сожалению, предпринимались неудовлетворительные, подчиняясь прежде всего военной необходимости и стесненным обстоятельствам, а не санитарным требованиям. Да и можно ли было их улучшить в таких условиях? Так, по метким воспоминаниям свидетелей, «по вступлении во Францию мы получали лишь нерегулярные выдачи продовольствия, слишком большие, чтобы умереть, но слишком маленькие для поддержания жизни.»

И вновь мы обращаемся к описанию из уст де Керкове: «Воздух на городских улицах был переполнен гнилостными миазмами, настолько отвратительными, что дышать там можно было, лишь претерпевая мучения. За общественной гигиеной почти никто не следит. Узенькие по большей части улочки были покрыты отходами. Можно сказать, что сам город стал поистине средоточием зловонных выделений. Никто не проявлял к больным почти никакого интереса, кроме офицеров медицинской службы, продолжавших исполнять свой долг.»
Как всегда и бывает в таких случаях, болезнь не щадила никого: 10 декабря 1813 г. умирает французский префект Майнца, Жанбон Сент-Андрэ. По-настоящему любимый горожанами, сделавший крайне много для протестантского населения города, Жанбон, по воспоминаниям графа Беньо, «Выказывал столько заботы больным, как будто добровольно искал смерть.» В результате, болезнь забрала и его.
Госпитали, в которые спешно переоборудовали все хоть сколь-нибудь подходящие здания, представляли из себя жуткую картину: «Я видел там вперемешку живых и мертвых, раненных и зараженных. Люди желали прямо на земле, безо всякой подстилки, в собственных отходах. Бывало даже, что в качестве лежанки использовали трупы своих товарищей…»

Каковы же были итоги всех этих событий? События в Майнце конца 1813 – начала 1814 гг. являют собой яркий пример того, насколько более губительными становятся эпидемии в разгар социальных потрясений, прежде всего войн. Тиф, поразивший французскую армию, проявил себя с высокой степенью интенсивности и с ускоренным протеканием. По наблюдениям врачей, чаще всего смерть наступала между 7 и 15 днями, но – дословно - «бывало, что в этих клоаках, именуемых госпиталями, иногда люди умирали даже на третий день».
Человеческие жертвы были колоссальны. Уильям Экхардт в своей статье "Смерти гражданского населения в военное время" приводит следующие цифры: тиф унес жизни 3000 жителей Майнца и 12000 французских солдат. В свою очередь, майнцский исследователь Франц Дюмон доводит количество жертв среди французских войск до 16292 человек. В любом случае, можно утверждать, что до половины французского гарнизона и до 10% жителей Майнца пали жертвами той страшной эпидемии.

Информация:
1. De Kerckhove. Histoire des maladies observées à la Grande Armée Française pendant les campagnes de Russie en 1812 et d’Allemagne en 1813
2. Dumont F. Le Typhus de Mayence. Die Mainzer Fleckfieberepidemie von 1813/1814
3. Pannier J. Quelques souvenirs de Jeanbon Saint-André à Mayence.
4. Eckhardt W. Civilian deaths in Wartime.
Историческая наука и научная историяПерейти на vk.com/eques_gallicus
6,4 K
А сейчас какая может быть смертность от небоевых потерь в Украине и прилегающих территориях?
Комментировать пост…Комментировать…